«Уму непостижимо! Кто представляет хоть немного эти великие и гиблые расстояния, тот не может не схватиться за голову. Без дорог, двигаясь только по рекам, волоком перетаскивая с воды на воду струги и тяжелые грузы, зимуя в ожидании ледохода в наскоро срубленных  избушках в незнакомых местах и среди враждебно настроенного коренного кочевника, страдая от холода, голода, болезней, зверья и гнуса, теряя с каждым переходом товарищей и силы, пользуясь не картами и достоверными сведениями, а слухами, грозившими оказаться придумкой, нередко в горстку людей, не ведая, что ждет их завтра и послезавтра, они шли все вперед  и вперед, все дальше и дальше на Восток».

В.Г. Распутин
Автор – Пуляевский Владимир Михайлович, пенсионер, г. Иркутск

Глава 1. Московское государство на рубеже  XVI-XVII веков. Предпосылки создания империи

Этот экскурс в историю государства необходим, чтобы определить причины появления того необъяснимого стремления огромных масс народа к освоению новых ранее неизведанных территорий на востоке страны, определить структуру этого движения, его цели и задачи. Долгожданное освобождение от монголо-татарского ига ускорило объединение раздробленных северо–восточных княжеств Киевской Руси вокруг Московского княжества и образование Московского государства (Московии). Иван III (1440–1505) первым из князей провозглашает себя «государем Всея Руси», а Москву — Третьим Римом, то есть наследницей Византии и центром православия. В начале XVI века (1500–1503) Московия начала войну с Великим княжеством Литовским, результатом которой по мирному договору к Московскому государству отошли территории Чернигово–Сиверской земли. 

Затем в течение 1510–1521 годов в состав Московии вошли Псковская республика и Рязанское княжество. Однако, несмотря на серьезные военные успехи, государство все еще подвергалось постоянными набегами волжских ханств, крымских татар Ногайской орды, да и на Западе было неспокойно. Решая эти проблемы, Иван IV (1533–1584) повел активную юго-восточную политику и в 1552 и 1556 годах в кровопролитных боях покорил Казанское и Астраханское ханства, присоединив тем самым Поволжье, Урал, Северный Кавказ, вплотную подойдя к Азовскому и Каспийскому морям и степям Казахстана. Это была поистине великая победа, давшая гигантский толчок развитию страны. 

На этих неосвоенных землях было основано множество русских поселений, особенно на Урале купцами Строгановыми. Для их охраны Строгановы уже тогда создали прообраз современных ЧВК, нанимая в их состав не только бежавших на Дон казаков, но и прочий наемный военный люд, который освобождался в перерывах между войнами. Не гнушались купцы подбирать и откровенных разбойников (татей). Они рассуждали просто. Жесткая дисциплина и карательные расстрельные меры вправят мозги любым отщепенцам. 

Эта частная армия позволяла не только вести охрану производственных цехов, держать в повиновении неспокойное местное население на огромных территориях вплоть до Каспия, но и снаряжать военные экспедиции на поиск новых рудных залежей, особенно серебра. Одна из таких экспедиций во главе с Ермаком Тимофеевичем в 1582–1598 годах, преодолев сопротивление хана Кучума, захватила все его ханство, открыв тем самым дорогу в Сибирь. 

Купцы Строгановы заложили основу русского военно–промышленного комплекса на Востоке. Их пушки пригодились Ивану Грозному во всех его военных спорах. В 1558 году Иван Грозный начинает войну против Ливонии за выход к Балтийскому морю. В целом идея была здравая, но Русское государство еще не обладало экономическим и военным потенциалом, чтобы воевать одновременно на нескольких фронтах против Крымского ханства и практически половины Европы. Начало военных действий было успешным. Московские войска заняли территорию Ливонского ордена от Финского залива до верховий реки Западная Двина с выходом к городу Любаве. 

Это привело к тому, что после 1561 года Ливонский орден перестал существовать.  Но в войну вмешались Польша, Швеция, Дания, Литва, Крымское ханство. Затяжная 25–летняя война против сильных европейских государств и крымских татар, внутренняя боярская компрадорская оппозиция обескровили Московское государство, и оно вынуждено было в 1582 г заключить мир с Польшей, а в 1583 году со Швецией. 

В результате этого позорного мира Российское царство потеряла Ливонию, получив в «подарок» лишь узкий насквозь простреливаемый выход к Балтийскому морю у устья реки Невы. Петру I в итоге пришлось начинать все заново. После смерти царя Ивана IV началась длительная борьба за власть между различными династическими боярскими группировками. 

На царствовании Федора Иоанновича (1584–1598) закончилась династия Рюриковичей и царями по очереди становятся: Борис Годунов (1598-1605), Лжедмитрий (1605–1606), Василий Шуйский (1606–1610). Претендовал на русский престол и польский король Владислав. Поляки, благодаря сговору с боярами, фактически без боя захватили Москву. 

Этот период вошел в историю России как период Смуты (смутное время). Единственным светлым пятном того времени было царствование Бориса Годунова. Благодаря его стараниям в 1589 году был избран первый русский патриарх, которым стал Московский митрополит Иов. Основано множество городов и крепостных сооружений: Воронеж, Ливны, Самара, Царицын, Саратов, Елец, Белгород. В Сибири в 1604 году был заложен город Томск. 

Во внешней политике Годунов проявил себя талантливым дипломатом. В 1595 году им был заключен мирный договор, завершивший русско–шведскую войну 1590–1595 гг. По договору Россия получила Ивангород, Ям, Копорье и Корелу. Взамен шведам оставили Нарву. Таким образом Россия вернула себе все земли, переданные Швеции по итогам неудачной Ливонской войны. При царе Борисе в Московии появилось большое число иностранцев, многие из которых верно служили России, а родовитые россияне получили возможность на образование в лучших европейских университетах. 

Однако межродовые распри бояр не дали возможность продлить правление рода Годуновых. Изнурительная борьба за власть дополнилась крестьянскими восстаниями во главе с Хлопком (1603), Иваном Болотниковым (1606-1607), многолетними неурожаями, голодом, который озлоблял население, в то время как бояре гноили зерно в своих амбарах. Россия стояла на грани полной военной и политической катастрофы. 

Спасло государство от полного развала и иностранного порабощения народное ополчение во главе с Кузьмой Мининым и князем Пожарским, которое в 1612 году освободило Москву от поляков. В 1613 году Земской собор посадил на царский престол сына митрополита Филарета 16–летнего Михаила Романова (1613–1645). Он основал династию Романовых, которая правила Россией до марта 1917 года. 

С избранием нового царя период Смуты закончился, наметилось экономическое оживление. Расширилось торговое сотрудничество с Англией, Данией, Голландией и другими странами Европы. Налаживание экономических отношений с западом привело Россию к вступлению в «Антигабсбурскую коалицию» и, как следствие, втягиванию страны в 1632 году в новую войну с Польшей. 

Эта война завершилась поражением Речи Посполитой, которая в 1634 году заключила с Россией Поляновский мир, вернув ей часть земель Чернигово-Сиверщины, Смоленск и Великие Луки. Однако затишье продолжалось недолго. В 1620–1630 гг. в Речи Посполитой проходит волна антипольских украинских крестьянско-казацких восстаний, которые активно поддержала Россия. 

Вот корни сегодняшних недружественных отношений с Польшей. Освободительная война под руководством Богдана Хмельницкого (1648–1654) при поддержке России завершилась заключением в марте 1654 года Московского военно–политического союза с Украинским казацко-гетманским государством. Совместная российско–украинская антипольская борьба, в ходе которой украинские гетманы переходили то на сторону Польши, то крымских татар, то Турции, то Швеции завершилась заключением между Россией и Речью Посполитой в 1686 году «Вечного мира». 

По этому договору   Россия окончательно вернула часть земель в районе Смоленска, Восточной Белоруссии и Чернигово–Сиверщину. Польша отказалась от претензий на левобережную Украину с Киевом, которые ушли под протекторат России. Казачье образование —Запорожская сечь попала под совместное российско-польское влияние, хотя фактически не подчинялась никому. 

Частью договора с коалицией (Австрия, Венгрия, Польша) были обязательства России вступить в войну против крымских татар и Турции. Однако эти походы в Крым были неудачными, что привело к отстранению от власти царицы Софьи и восшествию на престол Петра I (1689–1725). 

За короткий период Петр провел новые экономические и политические реформы, которые превратили Россию в империю и поставили в ряд сильнейших государств мира. Таким образом на протяжении XVI–XVII веков Россия прошла путь от княжеско–боярской власти к формированию единого государства с абсолютной властью монарха. 

С точки зрения экономического развития произошло полное закрепощение крестьян, в то же время появились первичные формы капиталистического производства в промышленности и элементы международной торговли.  «Из песни слов не выкинешь». Необходимо осветить еще одно бедствие — так называемую реформу патриарха Никона, начавшуюся в 1650 годах, одобренную царем Алексеем Михайловичем и подтвержденную рядом церковных соборов, проходивших в Москве в 1650–1680 годах. 

Я думаю, лучше Екатерины II никто так кратко и доступно не оценил итоги этой реформы:

Никон — личность, возбуждающая во мне отвращение. Счастливее бы была, если бы не слышала этого имени… Подчинить себе Никон хотел и государя: он хотел сделаться папой…. Никон внес смуту и разделение в отечественную мирную до него и целостную единую церковь. Триперстие навязано нам греками при помощи проклятий, истязаний и смертельных казней… Никон из Алексея царя–отца сделал тирана и истязателя своего народа

Екатерина II «О старообрядчестве», 15.09.1763

Наибольшая заинтересованность в данной церковной реформе была у Ватикана, который хотел, используя Россию как орудие против Турции, усилить влияние католичества на Востоке. В результате некогда единая паства разделилась на два непримиримых лагеря, последователи одного из них— «староверы», большей частью ушли в Сибирь, где создали свои общины. Отголоски реформы дошли до наших дней и раскол не преодолен до сих. 

Необходимо отметить, что Московское государство еще со времен Ивана III строилось как империя, а любая империя стремится к расширению — экспансии. До определенного времени экспансия государства была возможна только на восток, где были значительно ослабленные в военном отношении осколки Золотой орды — Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, Ногайская орда. А далее до Тихого океана никаких преград. 

Сопротивление местного населения колонизации в расчет не принималось. Это послужило одной из главных причин освоения территорий к востоку от Урала. Были, конечно, и  другие причины. России как воздух для развития собственного производства и торговли с Западом нужна была твердая валюта. 

Сельское хозяйство было в полной разрухе. Источником валюты стала пушнина (мягкая рухлядь), которую охотно покупали Запад и Восток. Для проведения денежно–кредитной политики внутри страны нужно было серебро, рудные запасы которого были на северо–востоке европейской части России и за Уралом. 

Следующей причиной освоения восточных территорий было то, что в результате войн, длившихся почти два столетия, в стране скопилась критическая масса людей, которые кроме войны ничего делать не умели. Нужно добавить к ним военнопленных разных национальностей и вероисповедания, которые в любую минуту могли устроить кровавый бунт, участников разных крестьянских восстаний, в том числе крестьян, бежавших от своих бояр, и нарождавшихся новых дворян-помещиков, упомянутых выше «староверов». 

Всю эту массу людей нужно было занять. Иначе новая смута была неизбежна. С этой точки зрения направление энергии этой армады на восток снимало многие проблемы. Государство всецело поддержало по мере своих скудных возможностей это великое переселение народов. К этому нужно добавить появившийся научный интерес к восточным территориям не только внутри страны, но и за рубежом. Охочих и промышленных людей гнала на Восток, конечно, жажда наживы. Риск был огромный, но и разбогатеть можно было мгновенно. 

Кто-то шел на Восток в поисках лучшей доли, и таких было немало.  Можно упомянуть и так называемых «челдонов». По слухам, они пришли в Сибирь на сто лет раньше Ермака. Однако пока здесь, как пел В. Высоцкий, в основном «сплетни в виде версий». Оставим этот феномен будущим исследователям. На сегодня перед Россией, как и прежде империей, стоит великая задача. Правда, путь этот не на восток, а на север, в Арктику. Перефразируя Михаила Ломоносова можно сказать: «Кто будет владеть Арктикой, тот будет владеть миром». 


Глава 2. Колонизация Западной Сибири.

В этой главе кратко остановимся на походе Ермака Тимофеевича, который «прорубил окно в Сибирь». Фамилия Ермака достоверно не установлена, также как и год его рождения (возможно 1532 год). Дата смерти — 6(16) августа 1585 года устье реки Вагай Тюменской области. 

Ермак — личность известная. Воевал в Ливонской войне, командуя казачьей сотней под началом Дмитрия Хворостинина, ранее в составе отряда донского атамана Михаила Черкашенина участвовал в битве при Молодях, где русское войско разгромило крымских татар. Об этом красочно снят сюжет в последнем историческом фильме 2020 года про Ивана Грозного. Все это говорит о том, что Ермак был профессиональным воином, имевшим реальный боевой опыт в управлении казачьими формированиями. 

В 1582 году дружина казаков в составе более 540 человек под началом Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Матвея Мещеряка, Черкаса Александрова и Богдана Брязги была приглашена уральскими купцами Строгановыми для защиты от регулярных нападений со стороны сибирского хана Кучума. В июне 1582 года дружина прибыла на реку Чусовую. 

Здесь в течение двух месяцев она помогала Строгановым защищать их городки от набегов. А затем в сентябре 1582 года дружина двинулась за Каменный пояс. Инициатива похода по некоторым данным принадлежала Ермаку Тимофеевичу. В чем я искренне сомневаюсь. «Кто заказывает музыку, тот и девушку танцует».  

Строгановы не только снарядили военную экспедицию, но и присоединили к ней 300 ратных людей из своих владений. Что сопоставимо с численностью дружины Ермака. Согласно архивным документам Посольского приказа (РГАДА), хан Кучум располагал примерно 10-ти тысячной армией, а общая численность «ясачных людей», которые ему подчинялись, не превышала 30-ти тысяч взрослых мужчин1

Хан Кучум из рода Шейбанидов был родственником правившего в Бухаре хана Абдуллы. В 1555 году сибирский хан Едигер из рода Тайбугинов, услышав о завоевании Казани, добровольно согласился принять российское подданство и выплачивать русскому царю Ивану IV небольшую дань. Но Кучум в 1653 году совершил переворот, убив Едигера и его брата Бекбулата, и захватил власть в столице ханства городе Кашлыке.  Согласно Ремезовской летописи, Кучум устанавливал свою власть в Западной Сибири с крайней жестокостью. Это обусловило ненадежность собранного им войска из отрядов вогулов (манси), остяков (ханты) и прочих коренных народов, насильно собранных Кучумом для отражения казацкого вторжения.

Объединенные казачьи силы поднялись на стругах по реке Чусовой, далее по ее притоку реке Серебряной до сибирского волока, разделяющего бассейны рек Камы и Оби. Далее по волоку перетащили лодки в реку Жеравлю (Жаровлю). Здесь казаки зазимовали. Необходимо отметить, что у Ермака явно был проводник. Я смотрел фильм, в котором современники попытались пройти путем Ермака. 

Оказалось, что даже с использованием современных средств навигации найти нужный отворот реки, а тем более волок, было далеко не просто. Это говорит о том, что промысловые охотники прошли в Сибирь гораздо раньше Ермака. Им этот маршрут был известен. Лишь весной 1582 года по рекам Жеравле, Баранче и Тагилу казаки выплыли на реку Туру. Они дважды разбили татар на Туре и в устье реки Тавды. Обозлившись, Кучум выслал против казаков большое войско во главе с ханом Маметкулом. 

Однако и это войско 1 августа 1582 года на берегу Тобола около урочища Бабасаны было разбито. Наконец на Иртыше на Чувашевском мысу казаки нанесли окончательное поражение татарам. Кучум бежал на юг в Ишимские степи. 26 октября (5 ноября) 1582 года Ермак вступил в покинутый татарами город Сибирь (Кашлык)2

Великие географические открытия (конец XV-середина XVII в.). Лето 1583 года Ермак потратил на покорение татарских улусов по рекам Иртышу и Оби, встречая везде упорное сопротивление. Взял остяцкий город Нарым.  После взятия города Кашлык Ермак отправил гонцов к Строгановым и посла к царю. К царю поехал атаман Иван Кольцо. 

Иван Грозный принял казаков ласково, богато одарил и в подкрепление им отправил князя Семена Болховского с дружиной в 300 ратников. Среди царских подарков было две кольчуги, причем одна некогда принадлежавшая князю Петру Ивановичу Шуйскому. Никакого «тяжелого панциря — дара царя», о котором поется в народной песне, в природе не существовало. 

После двухлетнего владения Сибирью и непрерывных боев казаков осталось так мало, что атаман Мещеряк на казачьем круге принял решение вернуть остатки дружины обратно на Русь, чтобы через год с вновь набранным войском уже навсегда вернуться в Сибирь. 

Дорога была открыта и по ней пошли в поисках лучшей жизни непрерывной чередой обозы не только с воинами, но и хлебопашцами, каторжанами, ссыльными пленными, промышленниками, вольными и охочими людьми, царскими чиновниками, купцами, духовенством. Всеми теми людьми, которые навеки закрепили подвиги Ермака. Параллельно шло развитие почтовой связи, перенятой у «Золотой орды». От стана (ямы) к стану. Отсюда образовалось слово «ямщик» и возник соответствующий промысел (профессия).

Этапы завоевания Западной Сибири:

  • 1586 год — Василий Сукин основал г. Тюмень на месте бывшей столицы сибирского ханства;
  • 1586 год — основан г. Тобольск на Иртыше;
  • 1593 год — основан Березов;
  • 1594 год — основаны Сургут и Тара;
  • 1595 год — основан Обдорск;
  • 1598 год — завоевание Пегой орды, основан г. Нарым;
  • 1598 год — Ирменское сражение и окончательное завоевание Сибирского ханства;
  • 1601 год — основана Мангазея для контроля за западносибирскими самоедами;
  • 1604 год — основан Томск как крепость против калмыков;
  • 1607 год — основан Туруханск – первый город на реке Енисей, покорение энцев;
  • 1618 год — основан Кузнецк;
  • 1619 год — основан Енисейск.

На этом повествование о покорении Западной Сибири закончим, так как мы добрались до города Енисейска, в котором собирались и формировались экспедиции первопроходцев для броска в Восточную Сибирь. Не удержусь и все–таки кратко опишу знаменитую Мангазею. Мне не дает покоя мысль о том, что мой пращур Иван Кузмин Пуляев вполне мог попасть туда морем, а затем водой уйти до Енисейска. Эта дорога была давно известна поморам. 

Путь много короче, чем «Ермакова дорога» по суше. Место, где располагалась Мангазея, лежит в Западно-Сибирской низменности около 180 км вверх по течению реки Таз. Название города предположительно происходит от имени самодийского князя Маказея (Монгкаси)3.

По мнению этнографа В.И. Васильева, «молгонзеями» называли самодийский народ энцов, по названию Энецкого рода Монгкаси (Васильев, 1994). Еще в XVI веке через ямальский волок поморы совершали свои походы на Обскую губу. Предположительно в конце XVI столетия на правом более низком берегу судоходной тогда реки Лососевой, позднее переименованной в Мангазейку при впадении ее в реку Таз, могла возникнуть их торговая фактория. 

В 1600 году, по указу царя Бориса Годунова, на реку Таз был отправлен отряд из сотни стрельцов во главе с воеводой Мироном Шаховским. Они заложили острог и церковь. В следующем году на помощь им из Тобольска, Сургута и Березова был направлен более крупный отряд из двухсот служилых людей с воеводами Василием Массальским и Савлуком Пушкиным. Они помогли завершить возведение деревянного острога и основать посад. 

В 1607 году в Мангазею уже регулярно доставлялся ясак не только местными племенами, но и енисейскими остяками (кетами) и эвенками. В 1616 году поморы из Архангельска, идя морем вдоль Мезенских и Пустозерских берегов через пролив Югорский шар в Карское море, спустились по протекающей поперек полуострова Ямал реке Мутной до озера Зеленого. 

Оттуда вышли в Обскую губу, проложив морской путь из Архангельска в Мангазею. Однако уже в 1620 году Михаил Федорович Романов плавание морским путем под страхом смертной казни запретил. Основная причина в том, что англичане и голландцы, имея лучший флот, вполне могли север Сибири, а в дальнейшем и всю Сибирь сделать своей колонией. Закрытие морского пути привело к постепенному упадку Мангазеи. 

Таким образом, освоение Западной Сибири шло двумя путями: «дорогой Ермака» и по морю. Морской путь отлично отражен на приведенной ниже карте. По нему экспедиция поморов могла без особых усилий достичь Енисейска, в котором формировались казачьи отряды для дальнейшего броска на восток к реке Лене. Среди этих первопроходцев был и мой предок Иван Кузмин Пуляев, истории которого посвящена следующая глава данного исследования.

Историческая карта Сибири

Глава 3. Иркутская губерния. Воеводство, уезд, провинция.

Формирование и освоение Иркутской губернии началось со времени появления русских в Ангаро-Илимо-Ленском крае. Безусловно здесь огромную роль сыграла география края, прежде всего его реки. Если тайга с ее таежными буреломами и отсутствием дорог была непреступна, то реки Сибири были использованы русскими как военные дороги. Шерстобоев пишет, что «у русских оказалось три вида непреоборимого для туземцев оружия: огненный бой, волоковые пути и земледелие» (Илимская пашня). Продвигаясь водным путям и закладывая на опорных рубежах остроги, русские одновременно разрабатывали плодородные земли в поймах рек, обеспечивая тем самым прочный тыл для движущихся вперед отрядов. Постепенно эти военные дороги превращались в мирные транспортные, в том числе почтовые магистрали. А узловые точки этих магистралей становились пунктами таможенного сбора, который приносил государству постоянный доход. Сибирь стала «государевой вотчиной». Общий вклад Сибирского приказа (таможенные и кабацкие сборы, ясак, доход с десятинной пашни, неокладные сборы) составлял в 1680 году 143610 рублей – 10,8% от всего государственого дохода. За два года (1698, 1699) одних только собольих шкурок в результате таможенного и ясачного сбора казна получила около 1200 сороков4

Государство признало актуальность сибирских просторов для приращения империи и возглавило движение первопроходцев. Активную позицию в этих делах заняла и православная церковь. 

Однако сама административная реформа в Восточной Сибири была запутанной и хаотичной. Субъекты администрирования постоянно тасовались как карточная колода. Вот первые десять сибирских острогов:

  • Ленский (Илимский) – 1630 год;
  • Братский и Киренский – 1641 год;
  • Балаганский и Верхоленский – 1641 год;
  • Верхне-Ангинский – 1647 год;
  • Баргузинский – 1648 год;
  • Иргенский и Нерчинский – 1653 год.
  • Иркутский – 1661 год.

В 50-60 годах XVII века были основаны Верхнеудинский, Идинский и Селенгинский остроги. 

В это время на территории Сибири была распространена основная единица административного деления Московского царства – уезд. Придание новому «городу и острогу» статуса уездного центра входило в компетенцию Сибирского приказа и происходило в связи с назначением на управление им воеводы. Иркутское воеводство (уезд) было создано в 1682 году. 18 декабря 1708 года Иркутский уезд был включен в состав Сибирской губернии с центром в городе Тобольске.

29 мая 1719 года указом сената Сибирская губерния была разделена на три провинции: Вятскую, Соликамскую и Тобольскую.

26 ноября 1724 года из состава Тобольской была выделена Иркутская провинция, в состав которой вошли Иркутский, Верхнеудинский, Нижнеудинский, Киренский и Якутский уезды. 

В конце XVII века Восточная Сибирь была поделена на два разряда: Енисейский и Якутский, в состав которых, входили соответственно следующие уезды:

  • Енисейский, Иркутский, Красноярский. Мангазейский и Нерчинский;
  • Якутский (Ленский) и Илимский.

Согласно указу императора Петра I от 29 мая 1719 года уезды предполагалось заменить новой единицей административного деления – дистриктом, который объединял 2000 тягловых дворов. Но в Сибири дистрикты не прижились. Они были созданы только в ведомстве уральских горных заводов и на пограничных с Китаем территориях Восточной Сибири. 

Начиная с 1724 года Иркутская провинция (область) состояла из четырех уездов: Иркутского, Илимского, Якутского, Нерчинского и четырех дистриктов: Верхоленского, Балаганского, Селенгинского и Иркутского подгородного. Однако жители Верхоленского дистрикта писались в метрических книгах как жители Верхоленского уезда.

Указом от 10 мая 1731 года Охотский острог был преобразован в портовый город и стал центром особого Охотского правления, подчиненного канцелярии Иркутской провинции. В ведомство Охотского порта входили Охотское побережье и Камчатка. В 1736 года был образован Селенгинский уезд. 

19 октября 1764 году создается Иркутская губерния в составе пяти уездов: Иркутского, Илимского, Якутского, Нерчинского, Селенгинского, Охотского начальства и дистриктов: Иркутского подгородного (Оекского), Верхоленского и Баргузинского. 

31 января 1775 года на основании законоположения о «О новом разделении Иркутской губернии…» происходит ее разделение на две провинции – Удинскую и Якутскую. Уезды в них распределились следующим образом. В Якутской провинции: Якутский, Алданский, Олекминский и Жиганский; в Удинской провинции: Селенгинский и Нерчинский. В прямом подчинении Иркутску остались Иркутский, Балаганский, Киренский и Илимский уезды.

 Для удобства сбора податей и платежей, а также разбирательства споров и маловажных дел тогда же учредили 12 комиссарств:

  • в Иркутской провинции: в Кудинской слободе, Верхоленском и Тункинском уездах;
  • в Удинской провинции: Баргузинское, Селенгинское и Нерчинское; 
  • в Якутской провинции: в Жиганске, Верхоянске, Среднеколымске, Олекминске, Верхневилюйске и Илимске. 

6 марта 1783 года на основании именного указа создается Иркутское наместничество в составе четырех областей и 17-ти уездов:

  • Охотская область: Нижне-Камчатский, Охотский, Гижигинский и Акланский уезды;
  • Якутская область: Якутский, Алданский (Олекминский), Оленский, Жиганский и Зашиверский уезды;
  • Нерчинская область: Нерчинский, Доронинский, Баргузинский и Сретенский уезды;
  • Иркутская область: Иркутский, Верхнеудинский, Нижнеудинский и Киренский уезды. 

Не входившими не в один уезд городами стали Илимск, Селенгинск, Балаганск. Указ от 12 декабря 1796 года о новом административном делении Империи привел к ликвидации областей (провинций), сокращению числа уездов с полным их подчинением Иркутску. Уездов стало 15, так как Сретенский и Доронинский уезды в 1797 году объединили с Нерчинским под общим руководством Нерчинского областного гражданского правления. 

После создания в 1803 году Сибирского генерал-губернаторства в состав Иркутской губернии вошли: Иркутский, Нижнеудинский, Верхнеудинский, Киренский, Нерчинский уезды, Якутская область, управление Охотского порта и создана Камчатская область. Распоряжением Сибирского губернатора от 2 декабря 1803 года восстановили комиссарства во главе с земскими комиссарами, которые на подведомственной им территории выполняли хозяйственные и полицейские функции. 

С 25 апреля 1805 года в Иркутской губернии учредили следующие комиссарства:

  • в Иркутском уезде: Кудинское, Балаганское, Верхоленское и Тункинское;
  • в Нижнеудинском: Бирюсинское, Тулуновское и Братское;
  • в Верхнеудинском: Ильинское, Селенгинское и Баргузинское;
  • в Киренском: Макаровское и Илимское. 

Ясачных жителей Якутской области объединили в комиссарства: Удинское, Амгинское, Олекминское, Верхневилюйское, Жигановское, Зашиверское, Среднеколымское. Эта структура низового управления сохранилась до реформы Сперанского. 

22 января 1822 года именным указом Сибирское генерал-губернаторство было разделено на Западно-Сибирское с центром в городе Тобольске и Восточно-Сибирское с центром в городе Иркутске. 22 июня того же года было утверждено «Учреждение для управления сибирских губерний» с приложением «Табели разделения Сибири», согласно которому уезды были заменены округами:

  • в Иркутской губернии: Иркутский, Нижнеудинский, Киренский, Верхнеудинский, Нерчинский;
  • в Енисейской губернии: Красноярский, Ачинский, Енисейский, Туруханский, Минусинский, Канский; 
  • в Якутской области: Якутский, Вилюйский, Жигаловский, Верхоленский и Олекминский. 

После выделения в 1851 года Забайкальской области к ней отошли Нерчинский и Верхнеудинский округа. 

Указом Восточно-Сибирского генерал губернатора от 10 января 1857 года Иркутский округ был поделен на Иркутский, Балаганский и Верхоленский округа. 

С 1887 года в состав Иркутской губернии входили Иркутский, Балаганский, Киренский, Верхоленский, Нижнеудинский округа. В 1899 году округа вновь были переименованы в уезды (так же в количестве пяти). В 1917 году были созданы Бодайбинский и Черемховский уезды. 

Процесс деления Иркутской губернии на уезды завершился только к 1917 году.

Осветим еще такой важный аспект в освоении Восточной Сибири как переселение в Сибирь русских из центральной России. Для чего используем материалы исследования В.М. Кабузан, С.М. Троицкого «Новые источники по истории населения Восточной Сибири во второй половине XVIII века», в которой авторы используют данные III-IV ревизий податного и неподатного населения Восточной Сибири, включая Камчатку, а также данные переселенческого движения в период с 1761 по 1781 годы. Из проведенного ими анализа видно, что во второй половине XVIII века в Восточной Сибири преобладало коренное население. В период между ревизиями удельный вес русских увеличился соответственно с 35 и 49% до 38 и 54% от всего населения. Эти данные убедительно опровергают измышления зарубежных историков о массовом геноциде коренного населения в период его колонизации.

В Иркутской губернии русское население быстро увеличивалось только в Киренском, Нижнеудинском и Иркутском уездах, где были более благоприятные условия для земледелия. Во всех остальных уездах удельных вес русских был невысок. Среди русского населения численно преобладали государственные крестьяне, более 60%. Однако после III ревизии резко возрос приток ссыльно-поселенцев, главным образом помещичьих крестьян (сосланных в зачет рекрутов) и «польских выходцев».

С 1762 года по 1781 год численность ссыльно-поселенцев увеличилась с 2569 до 7731 души мужского полу, или с 5% до 9,9% от всего русского населения губернии. Так называемые «польские выходцы» были в основном русские крестьяне-раскольники, которые на основании «милостливых» указов были возвращены в Россию и направлены на поселение в Сибирь. Численность городского податного населения (купцов, мещан, цеховых) между ревизиями увеличилась незначительно с 8648 до 9336 душ мужского полу. Это объяснялось медленным ростом городов в Сибири. Быстрее росло сельское население.

Среди аборигенов по численности резко выделялись буряты, якуты и тунгусы. Больше всего бурят жило в Иркутском уезде – 18044 душ мужского полу, или 45,7% всего населения. На первом месте среди переселенцев была Вологодская (729 душ мужского полу, 23,8%) и Архангельская 425 душ, 13,9%) губернии. Остальные губернии России дали 44,7%.

Характерно, что если из Вологодской, Архангельской и Тобольской губерний переселялись по большей части свободные переселенцы, то остальные губернии России дали главным образом помещичьих крестьян, ссылаемых дворянами в зачет рекрутов. За 20 лет, начиная с 1762 года, русские помещики «сослали» а Иркутскую губернию около 1500 крестьян.

 Прочие ссыльные, осужденные на поселение в Сибирь делились на 6 разрядов:

  1. На пополнение заводских работников. Сюда включались ссыльные, присланные за значительные преступления и наказанные плетьми. Люди, в сей разряд поступавшие, именовались временными заводскими работниками.
  2. В ведомство сухопутных сообщений. В сей разряд избирались самые лучшие, здоровые крепкие и молодые, преимущественно знающие мастерства. Они именовались дорожными работниками.
  3. В ремесленники. Сюда отделялись лучшие, за назначением во 2 разряд. Они назывались ремесленными рабочими.
  4. В цех слуг назначались провинившиеся дворовые люди, евреи и люди, малоспособные к работе.
  5. На поселение – люди, способные к сельским упражнениям. Их именовали поселенцами.
  6. Неспособные – отбирали самых слабых, старых и увечных. Их называли ссыльные дряхлые.

При распределении ссыльных им было запрещено именоваться иначе, как для каждого разряда назначено.

Отдельными категориями шли военнопленные и политические.

Вышеперечисленные категории ссыльных, в том числе военных и политических, в основном пополняли население городов и, по большому счету, к реальному освоению сибирских земель отношения не имели. Многие из них после отбытия срока ссылки вернулись в свои родные места. 


Глава 4. Колонизация инородческих земель. Верхоленские буряты.

Под инородцами в России понимались все племена неславянского происхождения. Они делились на две категории: восточные и евреи. Евреи, принявшие православие, переставали быть инородцами. Принятие восточными инородцами православия не влекло за собой их выход из инородцев. Восточные инородцы делились на три разряда: оседлые, кочевые и бродячие. Став оседлыми, восточные инородцы без всяких ограничений вступали в сословие городских или сельских обывателей. К ясачным инородцами относились все подданные России — плательщики налога (ясака) — мужчины от 18 до 50 лет, кроме увечных.

В середине XVII века Прибайкалье, населенное коренными народами Сибири бурятами, эвенками (тунгусами), тофаларами, было присоединено к Московии. Первоначально буряты, эвенки, тофалары Приангарья, Кудинско-Ленского края, Катанги, Тофаларии подчинялись Тобольскому воеводству и непосредственно управлялись воеводами Братского, Илимского, Верхоленского и Балаганского острогов. Низшей административной единицей у бурят служил улус. Каждый улус управлялся своим старшиной, каждый род – своим шуленгой (родовым старостой). Несколько родов находились под главенством тайши (главного родоначальника).

 С образованием в 1764 году Иркутской губернии, управление коренным населением перешло в руки губернских властей. С 1775 года в связи с делением уездов губернии на комиссарства коренное население находилось в ведении Кудинского, Верхоленского, Балаганского и Тункинского комиссаров. Начало упорядоченной системы административного управления коренным населением Иркутской губернии было положено введением «Устава об управлении инородцев» М.М. Сперанского в 1822 году. В результате той реформы на землях, заселенных инородцами, были созданы инородческие ведомства, хотя некоторые родовые управления сохранили свою самостоятельность и не включались в инородческое ведомство. Во главе каждого инородческого ведомства стояла инородческая управа. Ведомства являлись самым крупным административным подразделением системы Сперанского. 

К 90 годам XIX века были образованы 23 инородческие управы: Абаганатская, Аларская, Ашехабатская, Баяндаевская, Бильчирская, Боханская, Верхнеудинская, Зунгар-Быкотская, Коймарская, Куйтинская, Кудинская, Кутульская, Молькинская, Нельхайская, Ныгдинская, Торская, Тункинская, Укырская, Улейская, Унгинская, Усть-Ординская, Харибятская и Хоготская. 

23 апреля 1901 года на коренное население Восточной Сибири была распространена волостная организация управления крестьян. Вместо инородческих управ, отдельных родов, создавались волости. К 1916 г. введение волостной реформы было практически завершено. После Февральской революции 1917 года была начата работа по организации общенациональных учреждений и первые из них – национальные комитеты. Так, был создан Центральный бурятский национальный комитет в городе Чите и его отделение в городе Иркутске. 

На I Всебурятском съезде 25 апреля 1917 года было принято решение о делении бурятских земель на сомоны (села), хошуны (волости), аймаки (районы-уезды). В Иркутской губернии были образованы три аймака: Ангарский, Эхирит-Булагатский и Тункинский. 

Хотелось более подробно остановиться на таком национальном образовании как «Верхоленские буряты», общение с которыми было повседневным в жизни большинства наших кровных родственников, проживавших в верховьях реки Куленги (в написании этой главы были использованы материалы ведущего специалиста в данной области Б.З. Нанзатова из его исследования «Верхоленские буряты в XIX веке: этнический состав и расселение». Серия «Геоархеология. Этнология. Антропология»,5.

Так исторически сложилось, что Верхоленский острог был заложен в непосредственной близости от кочевий бурят. Рядом с упомянутым острогом, чуть севернее, располагались земли бурятских кыштымов – объясаченных бурятами, эвенков. Последние при появлении отрядов русских казаков стали их проводниками в бурятские земли. 

Понятно, почему эвенки без особых возражений приняли православие и не конфликтовали с русскими. Им по большому счету без разницы было кому платить ясак. К тому же «белому царю» платить было гораздо выгоднее. Он мог дать защиту от любых недругов. Другой причиной являлось то, что эвенки были значительно рассеяны по территории и постоянно кочевали. Быстро собрать их в какое-то воинское формирование было практически невозможно. Интернета и «Тик-Тока» тогда еще не было. Колонизация региона значительно сузила места расселения бурят. На верхоленских землях появились такие русские поселения как Верхоленская, Качугская, Бирюльская, Илгинская и Тутурская волости. Тем не менее, большая часть степных пространств находилась в бурятском владении. Охотничьи угодья также были поделены между бурятами, эвенками и русскими. К концу XIX века граница территории, которую занимали верхоленские буряты, в южной части проходила по верховьям рек Куда и Мурин, а на севере – в долине притоков Лены рек Анги и Куленги. Основная часть бурят проживала в центральной части – в долине реки Манзурки. После образования 10 декабря 1824 года Верхоленской степной думы по сводке, составленной в январе 1825 года, ее население было представлено десятью административным родами. В таблице 1 отражен только мужской состав думы6.

Таблица 1. Число инородцев, подлежащих к сбору денежных повинностей (1825 г.)

РодРевизских 
душПоборных 
душЧисло
 душОседлых
 бурят
1-й Абызаевский (1-й Ехэ Абазай)13451078143334
2-й Абызаевский (2-й Бага Абазай)61953568414
Баяндаевский (Баяндай) 37831539710
Ользоновский (Олзон)61855060110
1-й Буровский (1-й Буура)93480999524
2-й Буровский (2-й Буура)3582613731
3-й Буровский (3-й Буура)2692183072
Хенхедурский (hэнгэлдэр)15601331167836
2-й Чернорудский (Шоно)48040042763
4-й Чернорудский (Шоно)947793103626
Всего750862907941220

Наши предки Житовы, Большедворские, Лагиревы, Белоусовы, Толмачевы, в крови которых по данным проведенных в наше время ДНК тестов, есть признаки ассимиляции с местным населением, проживали на территории Куленского инородческого ведомства.

Таблица 2. Куленское ведомство (1897 год)

Населенный пунктКоличество дворовБурятыРусскиеПрочие
Село Житово43246711
Село Гоганское3119513
Чарайдовский улус482111
Обхойский улус23893
Талайский улус135211
Всего158793822

В ассимиляции с коренным населением была не только жизненная необходимость, но и один из способов выживания. На первых этапах освоения Сибири в среде первопоселенцев катастрофически не хватало женщин. В грамоте патриарха Филарета к Сибирскому и Тобольскому архиепископу говорится о необходимости выслать в Москву казачью привилегию, по легенде данную атаману Кольцу за подписью дьяка Андреева, «…воровать из городов жен и девиц себе…», чем они и пользовались. Патриарх так говорил о нравах в Сибири: «Не носят крестов, не хранят постных дней, живут с некрещеными женами, кумами и сестрами своих жен, закладывают их в срок, и, не имея возможности выкупить, оставляют их». В 1751 году вышел указ «Не отправлять в Рогевик женщин, осужденных к смертной казни и об отсылке их в Сибирь на житье», в 1757 году этот указ был дополнен тем, что «преступниц после кнута отправлять в Сибирь, не вырывая ноздрей и не ставя на лице знаков». Начиная с семнадцатого века, российское правительство вынуждено было посылать (высылать) женщин в Сибирь непрерывным потоком. Был среди них в основном развратный и преступный элемент, однако были и те, кто ехал в неизвестную «сибирь» по доброй воле, кто-то поддавался на посулы, многие ехали за мужьями. Лишь к концу XVII середине XVIII века «женскую тему» в Сибири удалось решить, и семейный уклад в православных семьях возвратился в обычное русло. Причина была банальная. Православная церковь не признавала детей, рожденных в незарегистрированном браке, то же касалось вторых и третьих жен. Обычное прелюбодейство – один из смертных грехов.

Проблема с нехваткой женщин не обошла и местное население. Завоеватели (а как по другому их называть?) отнимали женщин-инородок силой или покупали себе наложниц. Практиковались захват и удержание женщин в качестве амонатов. Правда, это относилось к дочерям богатых нойонов, которых хотели удержать в повиновении. Часть их после замирения с бурятами вернулась к родителям. Были и те, кто принял замужество с русским добровольно. К незаконно рожденным детям от инородок, особенно мальчикам, отношение было иное. Их крестили, давали по святцам имя, фамилию крестного родителя, а в дальнейшем и отчество казака, от которого они происходили. Ребенка никто не притеснял. Он жил в семье казака или с матерью, но под защитой того же казака. В дальнейшем инородцев – отпрысков казаков женили на русских девушках. Далее браки были также на русских девушках или дочерях таких же ясачных родителей. Поэтому в ДНК многих современных русских, проживавших на территории Куленгского ведомства, процент восточной крови доходит до 15 и более процентов. Это говорит о том, что в шестом, седьмом и выше поколениях их предками были инородцы. Судьба незаконно рожденных девочек инородок складывалась немного по-иному. Их в детородном возрасте крестили, давали христианское имя. До этого времени они были прислугой по дому казака или жили с матерью. Замуж их выдавали в основном за вдовых казаков. От них они и получали свою новую фамилию. В свою очередь русские вдовые женщины часто выходили замуж за крещеных бурят или тунгусов. 

Таким образом, шла ассимиляция местного населения. Росло и ширилось родство и исключались межнациональные проблемы. Случаев геноцида или притеснений по национальным признакам в Сибири не было. Поэтому и появилась новая общность «сибиряк», которая сказала свое слово на фронтах Великой отечественной войны. Эти люди терпеливо сносили все военные тяготы, холод, голод, но стояли насмерть. Большинство из них было за подвиги на фронтах удостоено высоких наград родины. Многие отдали свои жизни за нашу и вашу свободу. Вечная им память и вечный покой!

Хотелось бы коснуться так называемого насаждения православной веры среди бурят. В этой части я познакомился со статьей Т.Е. Санжиевой «Особенности распространения православия среди бурят в XIX веке”7. На мой взгляд, автор несколько однобоко освещает данную тему. Я согласен с ним, что попавших в плен бурят-мужчин и женщин крестили насильно, но это особый случай. Ни о каком массовом характере речь не идет. Военные действия не носили длительный период, а пленные исчислялись максимум десятками, но никак не сотнями человек. Далее автор пишет о крещении и насильной женитьбе бурят на русских женщинах, да еще — преступницах, присланных тюремным ведомством, которые потом обирали бедных женихов и сбегали от них. Это уже сказки бабушки Анны. Куда невестка могла убежать с «подводной лодки», да еще с краденным скарбом? В деревне, тем более — в улусе, утаить что-либо от соседей или свекрови, просто невозможно. 

Проанализировав большое количество церковных метрических книг по Куленскому и Тутурскому инородческим ведомствам, могу отметить, что никакой массовости в крещении бурят и тунгусов не было. Случаи крещения в метрических книгах встречались крайне редко. Один, два случая в год, причем в зрелом возрасте. Чаще крестились тунгусы (эвенки). Крещение незаконно рожденных бурят и их одиноких матерей носило со стороны государства защитный характер. Так как таких матерей и их детей неохотно принимала бурятская община. Им практически невозможно было жениться или выйти замуж за соплеменников. Возможно, в местах компактного проживания бурят случаи «насильного» крещения или женитьбы были, но они носили со стороны государства имиджевый популистский характер, когда жениха и невесту одаривали одеждой, деньгами, земельным наделом. 

В то же время следует согласиться с автором, что буряты, кочевавшие в Приангарье и Верхоленье, воспринимали крещение как одну из повинностей. При этом они оставались шаманистами и не придерживались христианских традиций. Правда, про христианские традиции сказано также не совсем корректно. Наряду с русскими буряты отмечали пасху, рождество, крещение, новый год. Просто добавляли их к своим праздникам. Впрочем, и русские не отставали от них и принимали активное участие в бурятских праздниках, так как многие в душе оставались язычниками. Обращались русские и к шаманам. Вот такой конгломерат вер сложился на верхней Лене. Какие уж тут притеснения, скорее наоборот бережное отношение к вере друг друга. В советское время гонения на священнослужителей той и другой веры были, разрушались храмы, но, слава Богу, эти времена канули в Лету. Россия вернулась на путь сохранения общей истории страны от Рюрика до наших дней.


Глава 5. Освоение бассейна верхней Лены.

В освоении верхней Лены основополагающую роль сыграл Илимский уезд, или Илимское воеводство. Именно в этих глухих таежных местах были организованы первые русские волости, лежавшие на главном пути с Ангары на северо-восток. По реке Илиму – Нижне-Илимская и Верхне-Илимская слободы, по реке Лене – Орленская, Усть-Кутская, Киренская, Чечуйская. Возникли они между 1631-1640 годами, а в начале 40-х годов получили название волостей. При образовании в 1648 году Илимского воеводства Чечуйская волость отошла к Якутскому острогу. Немногочисленные и разрозненные тунгусы (эвенки), населявшие леса пойм рек Илима и Лены, не могли оказать сопротивления казакам. Выше Орленской волости в 1641 году, по приказу воеводы Головина П.П., пятидесятник Мартынко Васильев строит Верхоленский Братский острожек. Но М. Васильев с отрядом в виду наступившей зимы не дошел до «угожих мест» и место первого острога оказалось со всех сторон неудобным, «несторожским». В связи с чем около 1649 года неудачно поставленный острог был перенесен на устье реки Куленги.

Это место позволяло просматривать все окрестности на несколько километров, особенно долину реки Куленги. С одной стороны – достаточно широкая и полноводная река Лена, с противоположной стороны — защита осрога заросшими лесом сопками. Фактически неприступная крепость.

Хорошую службу местоположение Верхоленска сослужило в Гражданскую войну. С высокого берега вся левобережная часть Лены отлично простреливалась пулеметами, что не позволило белогвардейцам захватить Верхоленск, который защищал небольшой слабо вооруженный гарнизон.

Однако вернемся к более ранним событиям. Вблизи Верхоленского острога простирались районы, занятые бурятами-скотоводами, которые были мобильны, легко объединялись, могли запросить помощь у других племен эхиритов, поэтому представляли хорошо организованную военную силу. В 1649 году буряты прорвались вниз по реке Лене до Орленги. «Приходили войной иноземцы неясачные и братские люди 700 человек под Верхоленский острог и на Тутуру и на Орленге, потому что в тое пору служилые и промышленные люди разъехались, в Верхоленском остроге было служилых людей немного. И что в полях всякого хлеба зжатого и непожатого и скотцский корм – сено кошеное в копнах все выжгли, а досталой весь хлеб потоптали и всякий скот: лошади, коровы и овцы отогнали»8.

Казаки острога, сделав вылазку, с трудом оттеснили бурят. На протяжении нескольких лет буряты пытались выбить казаков из этого опорного пункта в верховьях Лены. В 1653 году Илимский воевода Оладьин сообщал, что буряты в прошлых годех приходили войной под твой государев Верхоленский Братский острожек и в пашенные земли под Тутурскую слободу… Поубивали и скот отгонивают, сена и хлеб жгли»9.

В помощь верхоленским казакам якутский воевода Василий Пушкин в 1645 году направил отряд под руководством атамана В.Е. Бугра. Совместная с гарнизоном острога карательная экспедиция дала результат. Куленгские буряты не знали рукопашного и сабельного боя и огнестрельного оружия. Поэтому успеха они могли достичь, только устраивая засады. Особенно большой урон в бою наносили русские пищали, как ручные, так и в виде небольших пушек, которые легко пробивали кожаный доспех бурятских воинов. Тут никакая хорошая стрельба из лука помочь не могла. Картечь наносила жестокие раны и людям, и лошадям, а крики раненых сбивали и без того невысокий боевой дух нападающих.

Следует отметить, что сопротивление местного населения было ожесточенным. Князь одного из бурятских племен, потомок рода Шоно, Чептугей (Шептохоя) Бурлаев — безоговорочный лидер верхоленских эхиритов — со своим старшим сыном во время боя были окружены, заперлись в юрте, до последнего отстреливались, сгорели, но не сдались10. В боевых стычках гибло много молодых бурят, поэтому старейшины бурятских родов, в частности потомок Агалтая, внук Хонтора Наитуева из 1-го абазаевского рода большой шаман Олинга Бойрдоев собрал суглан, на котором было принято мудрое решение о прекращении вооруженного сопротивления и начале мирных переговоров с русскими. Переговоры проходили в Верхоленском Братском остроге.

С согласия русских, Олинга на народном суглане передал право на управление бурятским народом Верхоленья своему троюродному брату Барлуку Турухаеву, который стал первым шуленгой (тайшой) (Хантуевы, там же). После этого военные столкновения в долине реки Куленги прекратились. В 1644 году управитель Верхоленского острога казацкий пятидесятник Курбат Иванов совершил поход против приангарских бурят и получил с них ясак.

В 1646 году боярский сын Алексей Бедарев ходил из Верхоленского острога против бурят за реку Ангару. В начале поход его был успешен, но на обратном пути буряты численностью более 200 человек окружили отряд. В первой схватке погибло сразу 16 казаков. Очевидцы того боя говорили, что если бы буряты с прежним напором его продолжили, то весь отряд был бы уничтожен. Однако по неизвестной причине они дали казакам возможность бесприпятственно вернуться в Верхоленск.

Возможно, потери бурят после первого боя были во много раз больше, чем потери казаков, возможно было много раненых. В 1648 году московский дворянин Василий Нефедьев с казаками и промышленными людьми совершил из Верхоленска поход против унгинских бурят. Потеряв в стычках несколько человек из своего отряда, Нефедьев благополучно вернулся домой и привел пленных бурят11. Пленных бурят приводили из других походов. Судьба их была простая. Девушек крестили в православие и выдавали замуж за неженатых казаков. Мужчин тоже крестили и либо обменивали на русских пленных, либо отставляли в качестве рабочей силы. Возможно кого-то держали в виде амонатов. Военных столкновений с тунгусами (эвенками) отмечено не было. 

Освоение верхней Лены шло несколькими путями. С севера от Усть-Кута вверх по Лене в сторону Верхоленского острога и одновременно вдоль реки Куленги. Параллельно осваивались и другие притоки Лены. Рассмотрим эти пути на примере фундаментального, не побоюсь этого слова, исследования В.Н. Шерстобоева «Илимская пашня. т. 112

В 1665 году на левом притоке Лены реке Илге поселяются крестьяне и возникает Знаменская, впоследствии Илгинская волость. В 1668 году пашенные крестьяне обосновываются на другом притоке Лены реке Бирюльке и там образуются почти одновременно Бирюльская и Манзурская волости.

В отношении названий острогов, слобод и деревень Илимского воеводства имеется богатый материал, позволяющий установить происхождение почти каждого поселения, особенно это касается деревень, названия которых сливаются с фамилиями их жителей. Вот несколько примеров, взятых из ревизских сказок 1722 года, в которых названия деревень записывались со слов их жителей, а следовательно наиболее точно отображали первоначальные имена селений. К примеру, деревня Леонтея Голого, то есть «бедного» – Головская. Кстати, недалеко от Качуга есть деревни Малые и Большие Голы. Не братья ли Леонтея Голого поучаствовали в их основании? Деревня Ивана Сурова – Сурова, деревня Пашки Тарасова – Тарасова, деревня Томшиных – Томшиновка, деревня Ивашки Пуляева – Пуляевска. В официальных документах, например в списке 1723 года, эти крестьянские названия сокращались, трансформировались и превращались в деревни: Головская (Голы), Сурова, Пуляево. Названия деревень В.Н. Шерстобоев подразделяет на группы:

  1. Деревни, носящие чисто туземные названия, в которых корень слова и окончание принадлежат языку нерусских народов, чаще всего тунгусов. К примеру на реке Куленге селение Гогон, в переводе с эвенкийского – чеснок.
  2. Деревни, остроги, слободы, названные русскими по названиям рек, на берегах которых они стоят. Происхождение названий рек теряется в древней истории Сибири. Так, река Куленга с эвенкийского – змея. И не потому, что там было много змей, а потому что извилистая.
  3. Деревни, остроги, слободы, названия которых являются смешанными, например Усть-Тальма, Подволошная, Усть-Илга.
  4. Деревни, получившие свое название от первого насельника, потомки которого не сохранились, например на той же реке Куленге деревня Алексеевка.
  5. Деревни, носящие имя жителя, являющего ее основателем или его прямым потомком. К примеру, Пуляевска, Пуляево, которую основал казак Иван Иванович Пуляев, мой дед по восьмому колену. Вторую деревню Пуляево ближе к Верхоленскому острогу основал уже его потомок казак острога Иван Кузмин Пуляев. Кстати, из приведенной ниже таблицы видно, что первым ее названием была деревня Сергеевка, по-видиму, по имени первого насельника. 
  6. Деревни, имеющие русские придуманные кем-то названия, например, Ключи, Криволуцкая, Забугор. 

Названия многих деревень устанавливались не сразу и со временем трансформировались. Деревня Житова вначале была Жидова по имени ее основателя казака Жидова Ивана Семеновича13. Деревню Хабардину основал казак Хабарда Михаил Кузмич (там же). Просто первое название было более благозвучным. Деревню Белоусову основал казак Белоус Иван Павлович (там же), фамилия которого со временем трансформировалась в «Белоусов». Был ли он донским казаком, как пишут его потомки, история умалчивает. По легенде, одному из казаков Белоусовых был пожалован кубок от царицы Елизаветы, который хранился в доме его родственника Василия Васильевича Белоусова. 

В селе Белоусова стояла Иннокентьевская церковь. Ее строительство началось в 1859 году, а 20 сентября 1860 года ее уже освятили. По мнению очевидцев, это была одна из красивейших церквей района. Построена она была в крестово-купольном стиле с пятью позолоченными куполами, которые венчали железные кресты с цепями. Ее фото, к сожалению, найти не удалось. Я ее запомнил по-прежнему красивой, но уже без крестов. К церкви в советское время пристроили кочегарку, провели отопление и сделали из нее сельский клуб. Я даже выступал там в какой-то постановке нашей школьной самодеятельности. В период «перестройки» клуб до основания сгорел. Сейчас силами Иркутской епархии храм восстановлен, но в ином облике и до былого величия ему очень далеко. Хотя служба в нем идет. Чего не скажешь о Верхоленском Воскресенском соборе. Приведем часть списка селений Илимского воеводства, относящихся к верхней Лене (Шерстобоев).

Таблица 3a. Селения Илимского воеводства. Орленская слобода.

Первоначальное название деревниВсего дворов в 1723 годуВ том числе пашенных крестьянПроисхождениеГод первого упоминания в документахСовременное название
Синюшкина11Ивашко Дмитриев Синюшкин1663Синюшкино
Омоевка11Гришка Савин Омолойко1633Омолойское
Тюменска111633Тюменцева
Боярских11Промышленный человек Федотко Онаньин Боярский1652Боярское
Седуновка33Мишка Иванов Седунов1699Седунова
Тарасовка22Пашко Тарасов1699Тарасова
Высокова11Якушко Григорьев Высоково1684Высокова
Пуляевска11Ивашко Пуляев1652Пуляево
Потохинска11Леонтий Потока1723Потанина
Дуткина22Федька Иванов Дуткин1699Дуткино
Орленская слобода42Река Орленга1658Орленга
Басова11Гришка Никонов Басов1699Басова
Закобенинска22Фетка Козмин Закобеня1699Закобенино
Дядина11Васька Козьмин Дядин1699Дядина
Сурова22Ивашко Тимофеев Сур1652Сурово
Томшиновка22Фетька да Ондрюшка Томшины1686Нет
Старцова22Васька Гаврилов Старцов1653Старцева
Шерстениковска22Матюшка Иванов Шерстеников1699Шерстеникова
Голых33Левка Никифоров Голой1685Головская
Шамановска11Якушко Андреев сын Шаман1652Шаманова
Канашановска221723Коношаново
Ботовская22Ивашко Яковлев Ботовский1675Боты
Грузновка22Федотко Микитин сын Грузной1663Грузновка

Таблица 3б. Селения Илимского воеводства. Тутурская слобода.

Первоначальное название деревниВсего дворов в 1723 годуВ том числе пашенных крестьянПроисхождениеГод первого упоминания в документахСовременное название
Жигалова22Яков Жигалов1723Жигалово
Чупановска22Тихонко Аникиев Чупановский1670Чупанова
Балахонска221723Балахонская
Орлова11Васька Иванов Орлов1653Орловская (1620 год)
Кузнецова211723Кузнецова
Тутурская слобода21Река Тутура1656Тутура
Широколобова11Игнатей Широколобов1723Нет
Головных22Данилка Игнатьев Головной1645Головновка
Рудых *33Ивашка Ондреев сын Рудой1663Рудовская
Рудаковка11Герасим Рудаков1723Рудаковская
Воробьева**44Мишка Дмитриев Воробей1663Большая Воробьева
Пономарева или Давыдкова11Давыдко Яковлев Пономарев1699Пономарева
Петровска22Никита Петров1723Петровское (Петрова)
Бутустина11Григорий Бутустин1723Нет
Воробьевска11Ивашко Михайлов Воробьев1699Малая Воробьевская
Коркина11Савка Коркин1649Нет
Наумовска22Козьма Наумов1688Якимово
Екимовска111723Якомово
Чиканска22Река Чикан1723Чикан
*Возможно были 2 деревни Рудых
**В одном из ранних документов упоминается 3 деревни с названием Воробьева

Таблица 3в. Селения Илимского воеводства. Илгинский острог.

Первоначальное название деревниВсего дворов в 1723 годуВ том числе пашенных крестьянПроисхождениеГод первого упоминания в документахСовременное название
Усть-Илгинская67Река Илга1664Усть-Илга
Нижняя слобода12121664Нижняя слобода
Илгинский острог77Река Илга1664Знаменка
Чичек22Ручей Чичек1723Чичековская
Шелковникова11Промышленный человек Васька Иванов Шелковников1699Нет
Коченска44Коченская протока1675Кочень
Закорская Ближняя88Сергушка Федоров Закорский1699Ближняя Кора
Фоминых11Фомка Терентьев1698Фоминовская (Захаровская 1920 год)
Каменная22Гора Каменная1723Камень
Ильдинска11Река Ильда1723Ивда****
Кандаканска11Ручей Кандакан1723Кандакан
Тимофеева22Тимофей Дружинин1665Тимошино
Костянтиновщина77Мишка Костянтинов1672Константинова
Новопашенная11Алексей Новопашенной1723Лукинова, Новопашенная (1920 год)
Бутыринска111722Бутырки
Ореховска11Ореховская, Суховска (1920 год)
Маркова22Заимщик Марков1682Чичей, Марковская (1920 год), Маркова***
Закорска Дальняя33Река Дальняя Кора1723Дальняя Закора
Сергеевка111723Пуляевская, Сергеевская, Пуляево***
Черных33Заимщик Чернов1723Черновщина
Евдокимова11Кирюшка Большой и меньшой Евдокимовы1699Евдокимова
Федоровых22Иван, Игнатей Федоровы дети Мамруковы,
Сергушка Федоров
1722

1678
Федоровщина
*** Примечание В.Н. Шерстобоева
**** Помимо бурят по реке Ильде (Ивде) притоку реки Илги практически на всем ее протяжении кочевали эвенки Шинькинского рода (Б.З. Нанзатов).

Следует отметить крещеных эвенков под фамилиям Пуляевские, Бояркини. Это, отчасти, подтверждает мою версию, что женой Ивана Ивановича Пуляева, проживавшего в основанной им в 1652 году деревне Пуляевска, скорее всего была эвенкийская женщина. Иван Пуляев, по всей видимости, способствовал крещению ее родственников, дал им свою фамилию и открыл тем самым эвенкийскую ветку Пуляевских. До сих пор сохранились названия Пуляевская Ильда, Пуляевская заимка, на реке Ильда есть Пуляевская яма (омут), в которой в большом количестве ловился линок и хариус. Обрусевшие Бояркины жили в деревне Большедворово. Двое из них – Михаил и Алексей – учились со мной в школе. С одним из них сержантом Алексеем Бояркиным я встретился на сборах в Даурии. Он служил в знаменитом Порт-Артурском полку мотострелковом полку, а я через забор — в танковом полку.

Анализ приведенной выше таблицы подтверждает основной довод В.Н. Шерстобоева, что Сибирь завоевали казаки, а закрепили ее за Россией навсегда пашенные крестьяне. Причем процесс завоевания и освоения шел параллельно. В голове не укладывается, как это можно было сделать. Огромное количество поселений возникало практически одновременно. Тут поверишь в «челдонов» и кого угодно. Такое впечатление, что русские пришли на уже частично освоенные до них славянами территории. Первоначальными жителями селений были одна, две семьи, но так как в них было по 8-10 и более детей, то рост численности населения этих деревень шел в геометрической прогрессии.

Расселение русских в пойме реки Куленги после умиротворения местного населения шло поэтапно. В начале появились деревни, часть из которых можно отнести к посадским. Это деревни Толмачева, Алексеевка, Большедворова, Хабардина, Белоусова, Тальма. Деревни Челпанова, Шеметова, на мой взгляд, появились позднее. То же самое касается деревни Усть-Тальма. Деревня Алексеевка на моей памяти по количеству дворов была сопоставима с деревнями Большедворовой и Толмачевой. Однако по какой-то причине там были сосредоточены основные жизненные и управленческие коммуникации. В советское время в ней были правление колхоза, хозяйственные склады, зерносклад с элеватором, две кузницы, машинный и два конных двора, пилорама, начальная школа, клуб, магазин.

В царское время и вплоть до 1920-30 годов в Алексеевке была большая водяная мельница в месте впадения в реку Куленгу Большедворского ручья, два магазина купца Шелковникова Данилы Ивановича. Три дома этого купца сохранились до сих пор. В одном из них была начальная школа, в которой я учился, в другом – клуб. В деревне Алексеевке жил и отец моей бабушки по шестому колену Агафьи Григорьевны Большедворской (Богатыревой) – Григорий Иванович Богатырев (дед по седьмому колену), тоже из купеческой семьи. Его дом красиво возвышался на горе. Это говорит о том, что развитие Алексеевки началось несколько ранее остальных деревень. О ее первом насельнике Алексееве или человеке по имени Алексей, к сожалению, не осталось никаких сведений. В деревне Большедворовой были только конный двор и молочно – товарная ферма. Основал ее казак Верхоленского острога Большедворский Иван Семенов. В «Книге окладной по денежному, хлебному и соляному жалованию» за 7192 (1684) год, пеший казак «Фетка Иванов сын Большедворского землю пашет»14.

Деревня Жидова, которая находилась в непосредственной близости к поселениям бурят, долгое время была как охотничья заимка. Первыми ее поселенцами были семьи ясачных инородцев Жидовых, Большедворских, Белоусовых, Толмачевых. Позднее к ним добавились семьи Пермяковых, Буториных, Уваровских, Черепановых, Куницыных. Однако эти семьи по каким-то причинам не прижились и переехали в другие места ближе к Верхоленску. Основной причиной этого было малое количество пригодных для разработки и пахоты земель, потому как на одной охоте и рыбалке долго не проживешь. 

Все куленгские деревни находились под патронажем и охраной гарнизона Верхоленского остога, который со временем превратился в столицу огромного региона в составе 15 образований. 

Многие поселения Верхоленского округа навсегда ушли в историю. Следы их скрыты землей, нет остовов каких-либо строений и признаков былого жилья. Но знать их необходимо, так как в них звучат истоки фамилий ныне живущих, есть отголоски истории народов, ранее проживавших на этой территории и мигрировавших в другие земли. В приложении 1 «Топонимы Качугского района» есть расшифровка происхождения названий некоторых из этих поселений. 

В состав Верхоленского округа входили:

Ангинское ведомство:

Алоятский улус, Ацахадский улус, Байбетский улус Балдайский улус, Больше-Улунский улус, Босайский улус, Бохарский улус, Бугайский улус, Букунарский улус, Быретовский улус, Дагурский улус, Дурутайская деревня, Зугуланский улус, Которгойский улус, Кузнецовский улус, Ленский выселок, Мало-Улунский улус, Сутаевский выселок, Сутаевский улус, Суходаевский улус, Тумантейский улус, Турчинский улус, Хапутинский улус, Хартуховский улус, Хромовский выселок, Хромовский улус, Чептыхойский улус, Шевыканский выселок, Эмыхнутский улус.

Баяндаевское ведомство:

Бахаевский 1-й улус, Бахаевский 2-й улус, деревня Баяндай, Бохолдойский улус, Горхонский улус, Гулунтумурский улус, Задайский улус, Зангутский улус, Идыгеевский улус, Маралтуйский 1-й улус, Маралтуйский 2-й улус, Маркеловский выселок, Мельзанский улус, Молоевский 1-й улус, Молоевский 2-й улус, Ноголыкский улус, Нухунурский улус, село Ользоны, Онгоевский 1-й улус, Шарактуйский улус, Онгоевский 2-й улус, Онгоевский 3-й улус, Тынхысырский улус, Хараламагаевский улус, Хунхальский улус, (Задайский) Шихергунский улус, улус Хухолэк. 

Верхне-Кудинское ведомство

 Адыкский выселок, Адыкский улус, Ахургаевский улус, Байтовский 1-й улус, Байтовский 2-й улус, Байтовский 3-й улус, Батхаевский улус, Бежеханский улус, Верхне-Улангинский улус, Гаханский улус, Дарбайский улус, Загайский улус, Заштуйский улус, Зурцаганский 1-й улус, Зурцаганский 2-й улус, Ирхипчинский улус, Куленгский улус, Нижне-Улангинский улус, Тургунский улус, Хабаровский улус, Харанурский улус, Хертойский 1-й улус, Хертойский 2-й улус, Хойбитский улус, Хутский улус, Хутургунский 1-й улус, Хутургунский 2-й улус, Широхирский улус.

Верхоленская волость

Алексеевская деревня, Больше-Дворская деревня, Белоусовское село, город Верхоленск, деревня Козлова, деревня Кочнева, деревня Куницына, деревня Куртухай, деревня Пихтина, деревня Пуляева, деревня Ремизова, деревня Силиванова, деревня Степанова, деревня Тальминская, деревня Толмачева, деревня Тюменцова, деревня Усть-Тальминская, деревня Хабардинская, деревня Челпанова, деревня Шеметова, деревня Шишкина. 

Еланцинское ведомство

Ангинский улус, Борсоевский улус, Быркинский улус, Долонмухтуй 1-й улус, Долонмухтуй 2-й улус, Еланутский улус, Загалмайский улус, Иликшинский улус, Кисинский улус, Кужуртуйский улус, Огульский улус, Озерский улус, Талоевский 1-й улус, Таргайская деревня, Таргайский улус, Улан-Бургас 1-й улус, Улан-Бургас 2-й улус, Улан-Гантинский улус, улус Улан-Нур, Улан-Харганинский улус, Умбуринский улус, Ушотоевский 1-й улус, Ушотоевский 2-й улус, Хальский улус, Харагуджирский улус, Харагунский улус, при озере Брянском 3-й Чернорудский род, Харагунский улус, при реке Анге 5-й Чернорудский род, Хурайнурский улус, Шабартинский улус, Шолотаевский улус.

Илгинская волость

Баевский выселок, деревня Балыкта, деревня Ближняя Закора, деревня Богульдейка (Федотова), деревня Богай, деревня Бутырская, деревня Дальняя Закора, деревня Евдокимовская, деревня Знаменка, село Ивда, деревня Илгинско-Заводская, деревня Кайдакан, деревня Каменка, деревня Константиновская, деревня Коченская, Мало-Бутырский выселок, д. Марковская (1-й Кичей), деревня Марковская (2-я Бейдонова), деревня Марфы-Долгой, выселок Нижняя-Слободка, деревня Новопашенная (Лукинова), деревня Олекан, Христофорский выселок, Орехова д. Сергеевская д. Тимошинское, деревня Луговая, село Тыпта, деревня Федоровская, деревня Фоминова (Захарова), Харлапановский выселок, деревня Хлестуновская, деревня Чернова, деревня Чичек, выселок Шеткань.

Качугская волость

Село Ангинское, Овсянкин выселок, село Бирюлька, село Болотская, деревня Большие-Голы, село Бурмакина, деревня Бутакова, деревня Верхний-Косогол, деревня Нижний-Косогол, деревня Вяткина, выселок Гавриловка, деревня Забродская, деревня Заложное, село Исеть, село Карам, село Качуг, деревня Кистеневская, деревня Ключи (Подкаменная и Суханова), деревня Кодогонь, выселок Кокуй, деревня Костромитина, деревня Кочено-Белоусова, деревня Кривошеина (Мокрушина), деревня Куржумовская, деревня Курунчуй, выселок Макаровская, деревня Малая-Тарель (Захребетная), деревня Мало-Ангинская, деревня Малые-Голы, деревня Мысова, Отонконский выселок, Протасовский выселок, Прохоровский выселок, деревня Рыкова, деревня Тарай, деревня Тарель, село Темниково, выселок Токаревский, выселок Туколамская, выселок Тыркинский, выселок Тюрюмина, деревня Ханда, деревня Цакур, деревня Юшинская.

Куленгское ведомство 

Деревня Гогонская, д. Житовская, деревня Обхойская, улус Талайский, улус Чарайдовский. 

Кутульское ведомство

Больше-Куркутский улус, Больше-Унгуренский улус, Буртукшинский улус, Заглейский улус, Заминский 1-й улус, Заминский 2-й улус, Зукдукский улус, Идибинский улус, Кужертуйский улус, Кулуринский улус, Курминский улус, Кутульский улус, Кучуминский улус, Малый-Куркутский улус, Малый-Унгуренский улус, Нурский улус, Нюргунский улус, Покойницкий улус, Сарминский улус, Сасийский улус, Семисогенский улус, Сыргытинский улус, Танхинский улус, Тоготский улус, Тункуринский улус, Тутаевский улус, Уланханский улус, Улан-Харганинский улус, Умбуренский улус, Усукский улус, Хагунский улус, Хадайский улус, Хайриковский улус, Халзановский улус, Харанцинский улус, Хонхоевский улус, Хоргойский улус, Хужирский улус, Хужинь-Нугуйский улус, Шединский улус, Яминский улус.

Ленское ведомство 

Балтайский выселок, Балтайский улус, Босогольский улус, Бужаевский улус, Булакский улус, Бырлаевский улус, Васильевская заимка, Верхне-Кондойский улус, Езовский выселок, Езовский улус, Загорский улус, заимка Кудрина, Кунтыргенский улус, выселок Куя, Кырменский улус, Лопханский улус, Маланский улус, Ноготойский улус, Нохоевский улус, выселок Нугуй, Ныкалейский улус, Средне-Кондойский улус, Степно-Балтайский улус, Тотхойский улус, Тухумский улус, Тыренгинский улус, Халганский улус, Хальский улус, Харагунский улус, Ходайский улус, Холбетский выселок, Холбетский улус, село Хорбатово, Хохайский улус, Хурухайский улус, Цакурский улус, Цыгеновский выселок, Цыгеновский улус, Шодоровский улус, Шулуть-Обхойский улус.

Манзурская волость

Деревня Алань, деревня Аргунь, деревня Бишаева, Будичинский выселок, Васильевский выселок, деревня Ельникова, деревня Елизаветинский завод, деревня Зуева, деревня Капцагай, деревня Карлук, деревня Кокорина, деревня Копылово, село Косостепское, село Кунта, Кунтинский выселок, деревня Куреть, деревня Литвинова, деревня Мало-Манзурская, деревня Манзурка село Полосково, деревня Самодурова (Черепанова), деревня Седовское, село Хорбатово. 

Очеульское ведомство

Верхне-Хандарское стойбище, Иликтинское стойбище, Карамское стойбище, Косостепское стойбище, Ленское стойбище, Муринское стойбище, Нижне-Хандарское стойбище, Нотайское стойбище, Оборинское стойбище, Тыркинское стойбище, Эконорское стойбище. 

Тутурская волость

Деревня Балахон, деревня Большая-Воробьева, деревня Малая-Воробьева, деревня Большой Луг, выселок Верхне-Рудовская, деревня Головновская, деревня Греховская, деревня Жигалова, деревня Заплескина, деревня Келор, деревня Коркина, деревня Кузнецова, деревня Кундуй, деревня Наумовская (Тарасова), деревня Никишина, деревня Орлова, деревня Петровское, село Пономаревская, деревня Рудаковская (Новопашина), деревня Рудовская, деревня Тутура, село Усть-Илга, с. Чертовских, выселок Чикан, село Чупанова (Нечаева), деревня Якимовская (Еремина).

Тутурское ведомство 

Абуринский улус, Буркальский улус, Илгинский улус, Орлинский улус, Хандинский улус, агаптинский (Чиканский) улус

Хоготовское ведомство 

Бартойский улус, Булукский выселок, Залыринский улус, Токский выселок, Токский улус, Тологоевский выселок, Хотогорский выселок, Унгуринский выселок из улуса Молаевского, Унгуринский выселок из улуса Токского, Унгуринский улус, Хайзаранский улус, Хальский улус, Хандагайский выселок, Хоготовский выселок из улуса Молаевского, Хоготовский выселок из улуса Токского, Хоготовский улус, село Хогот, Хохмонский выселок, Хоройский 1-й улус, Хоройский 2-й улус, Хоройский 3-й улус, Хоройский 4-й улус, Шантойский улус, Шотхолунский выселок, Шотхолунский улус, поселок Гадал, поселок Беледуй, поселок Хомо-Оргул-Кытый, поселок Чаяндейский. 


Превращение Верхоленского острога в столицу округа шло постепенно. В 1775 году  острог был преобразован в особое комиссарство. 

В этот период в нем проживало: посадских 167 человек, крестьян – 5, разночинцев и дворовых, большей частью на пашне состоящих, – 330, ясашных с подростками – 5604, всего 6106 человек15

Главная достопримечательность Верхоленска – собор Воскресения Христова. В 1718 году был построен летний одноэтажный деревянный храм, а в 1795 – теплый. В теплом имелось три престола: Во имя Воскресения Христова, Пресвятыя Божии матери Казанские и Святителя чудотворца Николая. В летнем храме было два престола: Во имя Богоявления Господня и святителей Афанасия и Килилла Александрийских. В начале ХХ века деревянные церкви обветшали и не могли уже вмещать всех прихожан, потому построили новый каменный собор, освященный 21 января 1907 года.16.

Деревянный неотапливаемый храм, построенный в Верхоленске в 1795 году (из фотоальбома священника Н.А. Пономарева (съемка 1913 года)
Верхоленский Воскресенский собор, построенный в 1718 году ( из фотоальбома священника Н.А. Пономарева (съемка 1913 года)
Сегодняшнее состояние Верхоленского собора

Отметим, что несмотря на все лихолетья, собор неплохо сохранился. Остается надеяться, что Иркутская епархия наконец обратит на него внимание. Да, количество прихожан по многим причинам упало, и собор сегодня по этой причине не интересен епархии. Но есть более высокие основания. Это – единственный сохранившийся практически в первозданом виде собор на всей верхней Лене. А прихожане дело наживное. Слава Богу, Россия в своем развитии останавливаться не собирается. Значение Верхоленского собора в истории освоения Приленья велико. Речь идет не только о приведении в православную веру инородцев. Эти простые священнослужители, рискуя жизнями, сохранили для истории главное — архивы метрических книг, которыми мы сегодня пользуемся. Это безусловно подвиг и его нужно ценить.

В 1816 году Верхоленское комиссарство было переименовано в слободу и основано волостное правление17. Указом Сената от 10 января 1857 года был открыт Верхоленский земской суд с учреждением особого Верхоленского округа, в состав которого вошли Верхоленская, Манзурская, Илгинская волости, а также Ленское, Верхоленское, Ольхонское, Очеульское и Тутурское инородческие ведомства. 

Городом Верхоленск стал считаться с 20 апреля 1857 года18. По семейным спискам, составленным в 1874 году, в городе проживало 475 лиц мужского пола и 469 лиц женского пола. В 1878 году в нем находились: окружное полицейское управление, волостное и сельские правления, почтовая станция, мужское и женское начальные училища, 2 деревянных церкви, 3 часовни, больница, богадельня, окружная тюрьма, вмещавшая до 20 арестантов, 7 торговых лавок, 2 оптовых склада вина, 6 питейных домов19. По состоянию на 1888 год к городу было причислено 149 купцов, столько же мещан из ссыльных, 107 мещан из купцов, не объявивших капиталы и другого сословия20. В 1895 году по высочайшему повелению было предписано учредить в городе Верхоленске собор, а при нем архиерейскую кафедру, в 1888 году последовало распоряжение о назначении в городе полицейского надзирателя и городовых. В 1876 году открылась городская больница, которая содержалась на городские средства.

Через Верхоленск проходил великий водный путь ссылки. Здесь встречались окончившие свой срок и новые партии политических заключенных. С 1905 года по 1910 год через эту пересылку проходило до 700 человек в год21. Были здесь и декабристы (Николай Петрович Репин) и первые марксисты (Николай Евграфович Федосеев) и такая известная противоречивая фигура как Лев Давидович Троцкий. Его можно было бы и не упоминать, но Лев Давидович являлся одним из основателей регулярной Красной армии и в отличии от других «пламенных революционеров» действительно много сделал для победы революции.

1 июля 1900 года в Верхоленске было учреждено уездное казначейство, которое вело полноценную банковскую деятельность. В 1904 году в Верхоленске имелось уже 3-х классное училище, одноклассные приходские мужские и женские училища, городская бесплатная библиотека-читальня при Воскресенском соборе, были библиотеки и при каждом училище. Детей школьного возраста обучалось до 100 мальчиков и 40 девочек. В ближайших деревнях функционировали домашние школы с учителями из политических ссыльных. В моей родной деревне Алексеевке такие точно были. В 1911 году состоялось эпохальное событие: город посетил епископ Киренский Преосвященный Иоан, совершавший ревизионную поездку по Иркутской епархии. В своем отчете он написал: в приходе Верхоленского собора православного населения считается 4295 человек обоего пола. По окончании литургии Иоан посетил школы, коих в Верхоленском приходе шесть и в них обучается 276 человек. В городе, кроме нового каменного собора, есть еще два старых деревянных храма, из коих одному уже более 200 лет. В храмах не служат, но там есть старинные иконы и крест, есть антимине, освященное святителем Софронием22.

Автор не ставит цель описывать революционные события в Верхоленске. На эту тему есть множество публикаций, к коим добавить что-либо новое сложно.

В декабре 1919 года Верхоленский уезд был полностью освобожден от белогвардейских войск. В 1921 году в городе открылась лечебница на 30 стационарных больных, которая дожила до 1980-х годов. Открылся детский сад, который посещало до 50 детей. 21 декабря 1921 года был организован Верхоленский педагогический техникум. Это было большое достижение, так как в деревенских школах учитилей не хватало. Первым заведующим техникума стал М.П. Черепанов. 

Постановлением ВЦИК от 3 апреля 1924 года город Верхоленск был преобразован в село и вошел в состав Качугской районной волости. На этом славная история уездного города Верхоленска закончилась. Он превратился в обыкновенное провинциальное село, коих в России много. 

Причины объективные. Качуг – конкурент Верхоленска – изначально формировался как транзитный транспортный хаб, со всеми коммуникациями (складами, мастерскими для ремонта судов, местами их отстоя и отдыха экипажей). Я уже не говорю о самостоятельном изготовлении новых судов – судоверви, а она там появилась и дожила до советских времен. Да и с точки зрения географии управления огромным регионом, Качуг смотрелся предпочтительнее, так как все хлеборобные места, в частности, Манзурка, находились рядом. А задачу обеспечения «северного продуктового завоза» уже в те времена никто не снимал. На начальном этапе освоения Приленья Верхоленский острог как крепость безусловно сыграл свою роль. Но времена поменялись, а люди от которых зависело решение о смене приоритетов, нет, поэтому Верхоленск остановился в своем развитии. А жаль!

Глава 6. О Пуляевых и Пуляевских.

К написанию родословной своей семьи каждый человек приходит по-своему и в свое время. Потому как все мы куда-то, порой по инерции, бежим по жизни, не осознавая, что время, которое нам отведено Господом на этой земле, не бесконечно. А материальные блага, которые мы усердно зарабатываем, это тлен. Со временем осознаешь, что до тебя были многие поколения близких тебе по крови людей, которые сгорели в огне войн и революций, которые дали тебе путеводную звезду – твою фамилию, о которых ни ты, ни твои дети ничего не знают. А для ушедших в небытие самое дорогое – это память. Пока тебя помнят, ты продолжаешь жить на земле. Любовь к истории мне привила моя бабушка Белоусова Фекла Ефимовна. «Царство ей небесное и вечная память». Только сейчас я осознаю, как много я мог сохранить для потомков из того, что она могла мне дать. Не только иконы, книги на старославянском языке, но прежде всего ее рассказы о прошлой жизни, которая ушла безвозвратно. Мои прямые кровно-родственные линии по первому колену: Пуляевские, Белоусовы, Большедворские и Безродные. Из них Пуляевские (Пуляевы) пришли в Восточную Сибирь примерно на сто лет раньше остальных. С них и начнем свое повествование.

Мой первопредок Иван Кузмич Пуляев родился в одной из деревень Пинежского района Архангельской волости ориентировочно в 1600 году в поморской семье Кузьмы Иванова Пуляева. Судя по завещанию Ивана Пуляева, у его отца Кузьмы были братья Курбат, Петр и Иван. Сам Кузьма в завещании не упоминается. Возможно, он рано умер. Скорее всего, Иван остался сиротой и воспитывался у своего дяди Ивана. В деревне Есиповской, в Сояле на Пинеге около 1605 года родился и Семен Иванович Дежнев. Еще один уроженец Пинеги Михаил Васильевич Стадухин — землепроходец и исследователь Северо-Восточной Сибири. Михаил, Иван и Семен, вероятно, знали друг друга если не с детства, то с момента появления их в Великом Устюге. Позднее их пути пересекутся в Якутске и на р. Анадырь.

В те времена взоры русских людей были устремлены в далекую Сибирь. Это был своего рода Клондайк, где сбывались самые немыслимые мечты. Экспедиции из охочих и промышленных (промысловых) людей формировались в Великом Устюге, как правило, на купеческие деньги. Те тоже в накладе не оставались. Следующей отправной точкой этих экспедиций был небольшой сибирский городок Енисейск, основанный в 1619 году.  К одной из таких экспедиций и примкнул Иван Пуляев. В Енисейске он надолго побратался с еще одним сибирским первопроходцем енисейским казачьим десятником Василием Ермолаевичем Бугром, тоже около 1600 года рождения. 


Первыми переселенцами-колонизаторами, пришедшими с казаками в Сибирь, были охотники. После смутного времени казна государства была пуста, а добыча соболя и других мехов быстро и эффективно решала задачу ее пополнения. Приводя под руку государеву коренные народы, казаки и идущие вслед за ними промышленники не вмешивались во внутренний уклад жизни племен. Основной задачей казаков был только сбор ясака — своеобразной дани, подтверждающей подданство русскому царю и пополняющей бюджет государства. В бой ввязывались только при прямой угрозе их жизни. Поэтому казаки прошли от Уральских гор до побережья Америки за каких-то 60 лет. Народы, встречаемые на пути казаков, не уничтожались и не загонялись в резервации, как это было на Американском континенте, а наоборот получали мощный импульс для своего развития и процветания.

Но не только погоня за пушниной двигала казаков вперед. Колонизация Сибири изначально была также аграрной в своей основе. Землепашество гораздо надежнее и навсегда закрепляло приобретенные земли. Движение казаков в Сибирь шло двумя путями: северным – через Мангазею по нижней Тунгуске, далее волоком по реке Чоне, затем по Вилюю – и южным – через Енисейск.  Для справки: Мангазея – первый русский заполярный город 17 века в Сибири, в котором сходились многие торговые пути. Располагался на севере-западе Сибири на р.Таз в месте впадения в нее реки Мангазейки. Заложен был по приказу царя Бориса Годунова в 1600 году в качестве опорного пункта для продвижения русских в Сибирь и укрепленного центра для сбора и промежуточного хранения ясака. Был до нее и морской путь из Архангельска. Весть о неведомой доселе реке Лене, о которой казаки узнали от пленного князца Илтыка, достигла столицы Московского царства, и в 1619 году на ее поиск из Туруханска был направлен отряд из 40 мангазейских казаков под командованием промышленника Пянды. Под таким прозвищем в Якутии промышляли два человека: Демид Софронович и Пантелей Демидович.

Отряд прошел речными путями по совершенно неведомым краям около 8 тысяч километров, открыл верховья Нижней Тунгуски и Ангары. До р. Лены казаки дошли только в 1623 году. Спустившись по Лене, казаки встретились с якутами племени Тыгына. Академик А.П. Окладников пишет: «Той же осенью или следующей весной Пянда с казаками пошел вверх по р. Лена до р. Куренги. Оттуда степью перешел на реку Ангару и далее через Енисейск снова вернулся в Туруханск». Здесь хочется внести небольшие замечания. Река не Куренга, а Куленга. Пошел он, конечно, весной. Мне и местным жителям Куленги хорошо знаком этот маршрут. Пянда дошел на лодках до места впадения Куленги в р. Лена в районе будущего Верхоленского острога (основан в 1641 г.), затем по р. Куленге поднялся до места впадения в нее реки Магдан. Весенняя Куленга достаточно полноводная. Далее через хребет добирался сушей пешком или на лошадях до Усть-Ордынских степей и далее до нынешнего Иркутска, который, как известно, стоит на Ангаре. Это самая короткая дорога. В обход по сегодняшней автомобильной трассе более 300 км.

Колонизация этих земель русскими произойдет только через 20 лет. Как он нашел эту дорогу? Как прошел по сплошной глухой тайге через земли, заселенные кочевыми бурятами и тунгусами (эвенками), которые были достаточно многочисленны и воинственны?  Фантастика. Впрочем, на Ангару был и еще более короткий путь. От нынешнего Жигалово на Балаганск. Какой действительно путь избрал Пянда, мы уже наверно никогда не узнаем. Промышленник такой реально был. В 1966 году Б.П. Полевой находит в Центральном государственном архиве древних актов подлинную кабальную запись, где названо имя нашего героя. Его звали Пантелей Демидович Пянда. В 1643 году он взял у енисейского казака Кирилла Терентьевича Ванюкова «десять рублёв денег московских ходячих  прямых без прописи июля в 10 день до сроку до Петрова заговения 151 года без росту…». Эту кабальную запись оформлял Енисейского острога десятник казачий Вахромейко Максимов. Но это был заем уже на новое мероприятие Пянды. Через шесть лет после Пянды Максим Перфильев с сорока казаками из Енисейского острога достиг Шаманского порога на р. Илим, где построил надежное зимовье.


В начале лета 1628 года по его пути с отрядом из десяти казаков, среди которых был и Иван Пуляев, пошел десятник Василий Бугор 23. Прошел на стругах по р. Ангаре до р. Илим, а оттуда поднялся по ее правому притоку до верховий р. Игирма. Из верховий Игирмы прошел волоком до р. Кута и спустился по ней на Великую реку Лена. Зимовали в устье р. Чара, собирая с местного населения ясак. В следующем 1629 году Василий Бугор оставив четырех казаков на р. Киренге, которые заложили Никольский погост, ставший впоследствии г. Киренском, а двух казаков — в устье р. Куты, с оставшимися людьми вернулся в Енисейск. В 1630 году по его пути с отрядом из тридцати казаков прошел атаман Иван Галкин, который окончательно заложил остроги в Киренске и Усть-Куте.

В апреле 1632 года Василий Бугор с отрядом в четырнадцати человек был направлен на р. Лену в район Якутска в помощь сотнику Петру Бекетову, где участвовал в многочисленных стычках и сражениях с якутами. В этих боях, начиная с 1636 года, рядовым казаком в отряде Петра Бекетова служит и Семен Дежнев.  В 1645 году Василий Бугор был переведен в Якутск. В 1646 году, по приказу якутского воеводы Василия Пушкина, он возглавил отряд «новоприборных охочих промышленных и гулящих» людей, которые на стругах прошли в верховья Лены в район Верхоленского острога для приведения к присяге русскому царю непокорных бурят из верховий р. Куленги. Перед этим буряты пожгли все казачьи посады около Верхоленского острожка вплоть до р. Тутура и угнали скот и лошадей. Также пожгли и вытоптали все ближайшие покосы и посевы. Сам острожек буряты взять не смогли.

Бои были ожесточенные. И только применение казаками огнестрельного оружия, особенно пищалей-картечниц быстро остудило воинственный дух местного населения, так как те имели только кожаные доспехи и не знали сабельного боя. Более враждебных инцидентов с местным населением не возникало. Буряты без особых возражений приняли православие, хотя параллельно исправляли обряды шаманизма. Причем это сохранилось до сегодняшних времен.


В 1646 году Василий Бугор с Иваном Пуляевым и еще десятком казаков участвуют в Якутске в бунте против злоупотреблений воеводы Пушкина, который не выплачивал казакам денежное содержание. Воевода Пушкин доводам казаков не внял и жестоко наказал батогами главного бунтовщика Василия Бугра. Несколько дней Иван Пуляев лечил его раны настоем трав. До нас дошли фамилии некоторых бунтовщиков. Это: Иван Пуляев, Артемий Солдат, Павел Кокоулин, Шалам Иванов и Иван Редкин. Скорее всего, все они были участниками Ленской одиссеи, описанной мною выше. Казаки решили бежать на реку Погыча (Анадырь) в ночь на 1 июля, когда на страже у городских ворот стояли люди пятидесятника Шалама Иванова. Старшим избрали пятидесятника Ивана Редкина (Кедров В.Н. На край света, Издательство «Вече», 2015). Перед этим они сговаривали в поход на Погычу Михаила Стадухина, который должен был получить разрешение у воеводы Пушкина. Они рассказали ему, что Семка Дежнев уже ушел на Погычу. 

У Михаила Стадухина с Семеном Дежневым было давнее соперничество. Денежки у него водились. Его родной дядя был богатый московский купец Василий Гусельников. А вот с открытием новых рек и земель он запаздывал. Разрешение воеводы в поход на Погычу Михаил получил только после побега казаков, пообещав вернуть и примерно наказать беглецов. Казаки в количестве пятидесяти человек бежали, захватив коч торгового человека Щукина, который был готов к отплытию и полностью загружен провизией и провиантом. К тому же беглецы разграбили стоящий на берегу амбар с мукой. К кочу зацепили еще два карбаза. Догонять беглых казаков поручили сыну боярскому Власьеву. Одновременно в погоню ушел и отряд Михаила Стадухина.

14 августа Стадухин нагнал беглецов, которые сели на мель. Однако дело обошлось миром. Стадухин и Бугор решили вместе идти на Погычу. В это время к кочам подошел отставший боярский сын Власьев. Стадухин вынужден был приказать Василию Бугру следовать по р. Яне к Усть-Янскому зимовью, отдать там краденый коч Власьеву, а самим на нартах по волоку идти на Индигирку, а потом на Колыму. Так часть отряда Василия Бугра, в том числе и Иван Пуляев, попали к Семену Дежневу и стали участниками его экспедиции. Василий Бугор в этих мероприятиях участия не принимал. Он со своей частью отряда остался на Яне, в 1648 году собирал ясак с янских юкагиров, в 1649 году ходил на р. Колыму, пытался объясачить чукчей. В 1650 году на Колыме встретился с отрядом Стадухина и по суше дошел до Анадыря. Сам Стадухин и Иван Редкин пытались обойти мыс Святой Нос (ныне мыс Дежнева). Однако удача не сопутствовала Михаилу Стадухину. Разыгрался шторм. Коч Редкина перевернулся, люди погибли, а Стадухину чудом удалось вернуться к Янскому зимовью. Но есть предположения, что Стадухину все же удалось достичь Чаунской губы.

Стадухин понимал, что с Колымы Семен Дежнев может быстрее его попасть на реку Погычу. Он подсылает к Дежневу Герасима Анкудинова, зная их неприязненные еще с Великого Устюга отношения, с целью во что бы то не стало задержать или помешать Дежневу.   20 июня 1648 года Дежнев на 6(7) кочах из устья р. Колымы выходит в море к мысу Большой Нос. Среди них был и коч Анкудинова. Около 20 сентября 1648 года Большой Каменный Нос обогнули два коча Семена Дежнева и Федота Алексеевича Попова (Холмогорца), а также коч Анкудинова. Остальные суда потерпели крушения во время бури при выходе из устья р. Колымы. Тем самым всему миру было доказано, что между Америкой и Азией есть пролив. Однако документы об этом великом открытии слишком долгое время пролежали в Якутске 24.


Витус Беринг гораздо позднее открыл этот пролив вторично. После того, как казаки обогнули мыс Святой Нос во время очередного шторма, кочи Попова и Анкудинова вынесло южнее к берегам Камчатки, где они остались, и дальнейшая их судьба неизвестна. Коч Семена Дежнева разбился в Олюторском заливе южнее устья реки Анадырь. Отряд Дежнева в количестве 24-х человекек на лыжах и нартах 10 недель через Корякское нагорье добирался до р. Анадырь, где казаки и зазимовали. До зимовки дошли 12 человек. Имена десяти из них известны: Семен Дежнев, Фома Семенович Пермяк, Павел Кокоулин, Сидор Емельянов, Иван Пуляев, Михаил Захаров, Терентий Курсов, Елфим Меркурьевич Мезеня, Петр Михайлов, Артемий Солдат (Солдатко) 25. Летом 1649 года Семен Дежнев на стругах поднялся по р. Анадырь на 600 км. Там в среднем течении р. Анадырь было построено Анадырское ясачное зимовье, названное потом Анадырьским острогом. В верхнем течении р. Анадырь русские впервые встретили кочевых анаулов, незнакомое им юкагирское племя, были сысканы чуванцы, ходынцы. В 1651 году к Дежневу вернулся Василий Бугор. А вскоре он уже бился с ходынцами в вершине Анюя бок о бок с Шаламом Ивановым, который погиб в том бою. С тяжелыми ранами вернулись из этого боя Тит Семенов, Павел Кокоулин, Терентий Курсов.

Неудачный поход на оленных людей чуванцев в 1653 году вырвал из рядов дежневцев лучших бойцов, которые прошли с ним огонь и воду. Не стало Ивана Пуляева, Михаила Захарова, Елфима Мезени, Фомы Кузьмина.

На Анадыре Иван Пуляев был целовальником отряда. Незадолго до гибели он продавал Семену Дежневу ездовых собак, свинец, топоры. На похоронах Ивана Пуляева были верные друзья и сподвижники Семен Дежнев, Василий Бугор, Федот Емельянович Ветошка, Артемий Федотович Солдат.


В отписке якутскому воеводе, составленной в 1655 году, писалось, что Иван Пуляев ходил вместе с Семеном Дежневым в 7161 (1653) году «в поход на неясачных людей чуванзей. И они люди оленные сами ушли и жен и детей увезли. А которые были робята неболшие, и они, после того скопяся, многие люди, и тех робят отбили, да служивого человека Ивашка Пуляева убили» 26. Василий Ермолаевич Бугор также закончил свой путь на Анадыре. В 1668 году его судно разбилось о камни в устье реки Анадырь.

О жене Ивана Пуляева ничего не известно. Ясырка Чернава, которая упоминается в завещании, не в счет. Что касается ясырок, то они были и у Василия Бугра, и у Семена Дежнева, и у Михаила Стадухина. И дети от них были. Так, у Семена Дежнева был сын Любим. Однако, когда он поехал в Москву, сын остался в Якутске. И дальнейшая судьба его неизвестна. По законам того времени, эти дети считались незаконнорожденными. 

В то же время вероятность того, что семья у Ивана Кузмина Пуляева была, реально существует. В общей сложности только в Якутске он прослужил с 1632 по 1646 годы, около 14 лет. А в экспедицию в Сибирь он мог поехать уже с женой. На тот момент ему было около 24-25 лет. В те времена это было нормальным явлением. Тогда его детьми могли быть:

  • Иван Иванович, около 1625 г.р.;
  • Афанасий Иванович, около 1629 г.р.;
  • Яков Иванович;
  • Кузьма Иванович.

Первые двое служили в Якутском приказе 27. Иван отвечал за сбор ясака по всей Верхней Лене, охранял солеварни в Усть-Куте, а Афанасий собирал ясак в наслегах Якутии.

Следует отметить, что Пуляевы и Пуляевские — по сути, одна и та же фамилия. В Сибири на простой вопрос того времени о родителях «Вы чьи? отвечали — «Пуляевские». Польша со своим окончанием фамилий на «ские», отмечавшими принадлежность к шляхте, здесь не при чем. По крайней мере, в метрический книгах Верхоленского Воскресенского собора все бывшие Пуляевы стали Пуляевскими.


В книге Черепанова Андрея Владимировича «Сибирская кровь» приводятся такие сведения: «В архивных документах середины 17 века говорится о двух Пуляевых – Афанасии и Иване. Вот что о них известно: 23 ноября 7161 (1652) года якутский воевода и стольник Иван Павлович Акинферов поручал «Якутцкому острогу служилым людям Офонке Пуляеву да для толмачества Титку Спиридонову ехать им из Якутцкого острогу вниз по Лене реке до в Якутцкие волости  и Ситу в Бояназейскую, Новейскую, Чачуйскую и иные волости, которые платят в Якутский острог….». А несколько ранее, в расходной книге 7154 (1646) года записано, что «На усть Куты у государевы соляные варницы служилые люди: березовской — Ивашка Иванов сын Пуляев. А сказался, что холост». Этот же человек упомянут в отписке торгового человека в Якутскую избу о конфликте в якутском остроге 4 июня 7153 (1645) года. Тогда казак Коркин набросился на воеводу за намерение наказать батогами казаков, досрочно покинувших караул у «казенных анбаров соболиных». «… В те поры кинулся новоприборный служивый человек Ивашко Пуляев, который седит в Приказе и ухватил Олешку Коркина  на пороге сенном за волосы, а другой за руку, которой он держал стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди и отнял у нево, Алешки, стольника и воеводу Петра Головина». В 1648 году Ивашко сын Иванов Пуляев все еще числился среди казаков Якутского острога».

Иван Иванович Пуляев в 1652 году основал дер. Пуляевска Орленгской волости и какое-то время был ее единственным жителем. Его дети:

  • Никифор Иванович, около 1690 г.р.;
  • Евсей Иванович;
  • Леонтий Иванович, чей сын Иван с женой Ириной, оба около 1692 г.р., в 1710 году проживали в дер. Пуляевска 28;
  • Родион Иванович, чей сын Герасим, около 1693 г.р., с женой Пелагеей, около 1692 г.р., в 1710 г. проживали в дер. Пуляевска 29;
  • Андрей Иванович, около 1665 г.р., в 1722 году жил в Верхоленском остроге, умер около 1745 г. разночинцем.

Его сын Василий (умер до 1745 г.) имел жену Маремьяну Алексеевну, около 1712 г.р., дочь верхоленского казака Алексея Толмачева (она умерла 9 марта 1777 г.). У их сына Семена Васильевича, около 1732 г.р., и его жены Анны Петровны, дочери верхоленского разночинца Петра Брагина, были дети: Василий, около 1753 г.р., Агафия, около 1756 г.р., Иван, около 1757 г.р., Ирина, Татьяна, 12 января 1778 г.р., Семен, 17 апреля 1784 г.р.

Афанасий Иванович Пуляев в 1684 году был переведен из Якутска в пешие казаки Верхоленского острога, отставной вахмистр. В первый раз он был женат на вдове Елизавете Осиповне Челпановой (венчались 3 ноября 1773 г.), умершей 14 сентября 1780 г. Во второй – на Прасковье Герасимовне, умершей 19 сентября 1790 г. Имел детей под именами:

  • Иван, 19 апреля 1785 г.р.;
  • Родион, 10 ноября 1786 г.р.;
  • Яков Иванович, пашенный крестьянин, проживал в 1700 году в Усть-Куте. Его дети:
    • Антип Яковлевич, около 1680 г.р., проживал в дер. Пуляевска Орленской волости 30, имел жену Матрена, около 1690 г.р. и детей под именами:
    • Анна, около 1716 г.р.;
    • Савелий, около 1729 г.р.;

Сын Кузьмы (Козьмы) Ивановича Пуляева Иван в 1676 году состоял казаком Верхоленского острога. 


Моим прямым пра…прадедом, скорее всего, является Никифор Иванович Пуляевский. Здесь я следую обыкновенной логике. Судя по исследованным мною метрикам, в роду Пуляевских по линии Николая Яковлевича Пуляевского не было ни одного ребенка с именем Евсей, либо с отчеством Евсеевич. В то же время Никифоры и Никифоровичи были. Никифор не был казаком Верхоленского острога. Его необходимо искать среди казаков Якутского острога. Там он и познакомился скорее всего через своего отца Ивана Ивановича с семьей Филиппа Андреевича Полуэктова (Щербакова) со своей будущей женой и моей пра…прабабушкой предположительно Прасковьей Филипповной, так как в той семье первой родилась дочь Параскева.

История семьи Щербаковых (Полуэктовых) также представляет большой интерес. Старший Полуэктов – Григорий Яковлевич Щербак – служил казаком в 1625-1630 гг. в городе Томске. Казачьи части того времени представляли собой боевые спецподразделения. Естественно, как и в современных спецподразделениях, кличка тогда заменяла и имя, и фамилию бойца. В нашем случае Щербак – скорее всего кличка или прозвище Григория Яковлева Полуэктова. Может, он перенес оспу или у него не было одного из передних зубов. Может, эта кличка перешла ему от отца или деда. Для Сибири это вообще характерно. Прозвище деда могло тянуться за внуками и правнуками. Его сын Андрей Григорьевич Щербак (Полуэктов) также служил в Томске. А уж его дети Филипп и Степан — с 1654 г. в Якутске. Полуэктов Степан Андреевич в 1681 году стал в Якутске атаманом казачьего войска. Его сыновья Афанасий, Василий и Иван родились в 1670-1678 гг. В 1706 году за особую доблесть в бою Степан Андреевич по указу Великого Государя был поверстан в дети боярские.

Филипп Андреевич в 1662-1663 гг. участвовал с казачьим десятником Иваном Рубцом в экспедиции на Камчатку, в 1682 году был уже казачьим пятидесятником и приказчиком одновременно в Верхне-Киренской, Криволуцкой и Усть-Кутской волостях. В 1690 году по доносу взяточника Петра Ушницкого якутскому воеводе Петру Петровичу Зиновьеву он был арестован. Доносчик сказал, что якобы Щербаков замыслил убить воеводу, пороховую и свинцовую казну пограбить и бежать с казаками за Нос на Анадырь и Камчатку. Филипп под пытками на дыбе умер. Такая же участь постигла выходца из Томска пятидесятника Ивана Паломошнина. Воевода главарем бунта объявил выходца из Березова сына боярского Михаила Антипина и приговорил его к казни. Также повелел шестерых заговорщиков бить кнутом и сослать со своими и семьями погибших товарищей в Нерчинский острог. В том числе к ссылке была приговорена «вора ж и бунтовщика Фильки Щербакова жена Овдотьица Васильева дочь з детьми Стенькой да с Ывашком да з дочерьми с Паранкой да с Анюткою». Еще троих — атамана Степана Полуектова, казаков Никиту Кармолина и Дмитрия Попова – сослали в Иркутский острог. В начале 1691 года воеводу Зиновьева вызвали в Москву, по дороге в которую он умер. Новый воевода князь Иван Петрович Гагарин быстро убедился в невиновности казаков и позволил им вернуться в Якутск. Однако жена и дети Филиппа, похоже, этой милостью не воспользовались и со своим родственником Степаном Полуектовым обосновались в Иркутске, а затем переехали в Верхоленск, где породнились с Пуляевскими.

В сказках второй ревизии верхоленских разночинцев сразу после Степана Полуектова приведены Феоктист и Яков Пуляевские. То же повторяется и в третьей ревизии и дополняется тем, что «их мать вдова Филиппова дочь семидесяти лет взята была того же острогу казачья дочь Полуехтовых» 31.

На исповеди в Верхоленском Воскресенском соборе в 1843 году присутствовали некоторые потомки рода Полуехтовых: Мирон Полуехтов, 50 лет, с женой Матроной, 60 лет, Дмитрий Степанович Полуехтов, 36 лет, с женой Евдокией Петровной, 54 года, и сыном Николаем, 5 лет, отставной казак Василий Александрович Полуехтов, 96 лет, с женой Анной Ивановой, 73 лет. В исповедной росписи 1872 года в Верхоленске Полуехтовых уже не было.

Дату венчания Никифора Ивановича Пуляевского и Прасковьи Филипповны Полуектовой установить не удалось. У них родились дети:

  • Феклист (Феоктист) Никифорович, около 1716 г.р. (умер 27 февраля 1786 г.);
  • Яков Никифорович, около 1718 г.р. Он был поверстан на казачью службу по Верхоленску в 1742 г. Известны восемь его детей и среди них – Николай, 1752 г.р., казак Верхоленского острога. Яков Пуляевский — мой шестижды прадед.

В семье Николая Яковлевича Пуляевского и его третьей жены Татьяны, дочери мещанина Понта Норицына (венчание состоялось 14 мая 1783 г.), в дер. Пуляевская 5 июля 1795 г. родился сын Афанасий.

У Афанасья Николаевича Пуляевского и Соломаниды, дочери крестьянина дер. Чиканской Тутурской слободы Григория Рудых (венчание состоялось 11 января 1815 г.), – в дер. Пуляевская 1 мая 1818 г. сын Иосиф.

У Иосифа Афанасьевич Пуляевского и Акулины, около 1824 г.р., дочери Арефы Таюрского из дер. Заплескина (венчание состоялось 12 января 1841 г.) – в дер. Пуляевская 31 мая 1842 г. сын Никифор.

У Никифора Иосифовича Пуляевского и Елизаветы, 27 августа 1842 г.р., дочери Филиппа Нарицына из дер. Куницына (венчание состоялось 5  февраля 1861 г.), – в дер. Пуляевская 5 января 1869 г. сын Егор (Георгий).

У Егора (Георгия) Никифоровича Пуляевского и Марии, 19 июля 1869 г.р., дочери Сергея Мальцева из дер. Степновская (венчание состоялось 26 января 1890 г.), – в дер. Пуляевская 2 октября 1895 г. сын Петр. 

 У Петра Егоровича Пуляевского и Феклы Ефимовны Белоусовой (Шелковниковой) из дер. Курочкина, 19 сентября 1887 г.р., – в дер. Алексеевка 21 июня 1929 г. сын Михаил. 

У Михаила Петровича Пуляевского и Евдокии, 14 марта 1929 г., дочери Георгия Большедворского из дер. Гогон, – в дер. Алексеевка 5 апреля 1954 г. — я, Владимир.

У меня, Владимира Михайловича Пуляевского, с женой Людмилой, дочерью Василия Толмачева, два сына и пять внуков.


  1. Бузукашвили М.И. Ермак. М., 1989. С. 126-127
  2. Магидович И.П., Магидович В.И. Очерки по истории географических открытий. 3-е. М.: Просвещение, 1983. т. 2
  3. Пестов И.С. Записки о Енисейской губернии Восточной Сибири 1831 года. М.: Унив. тип., 1833
  4. Н.П. Милюков. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. СПБ. 1892, с. 97-100; П.М. Строев. Статистико-финансовая картина в 1698-1700 гг., ч. 6, М. 1825, с. 55,56
  5. Известия Иркутского государственного университета. 2016. Т. 16, с. 103-124)
  6. ГАРБ, ф. 4, оп. 1, д. 4, л. 1-3, 16-17
  7. Известия Иркутского государственного университета, серия «Политология. Религоведение», 2011, 2(7), с. 209-215
  8. Из донесения в Москву из Илимского острога якутского воеводы Митьки Францбекова – Сибирский приказ, столбец 331, часть 1, лл. 336-337
  9. Сибирский приказ, столбец 344, часть 2, лл. 263-270
  10. Хантуевы А.А. и Е.А. Родословная хроника главных шуленг-тайшей верхоленских эхиритов. Газета «УГАЙ ЗАМ», спецвыпуск № 52, сентябрь 2020 года, г. Улан-Удэ, с .6-7
  11. Государственный архив Иркутской области (ГАИО), ф. 609, оп. 1, д. 47, л. 20-21
  12. Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века, Иркутское областное издательство, 1949
  13. Окладная книга Илимского острога за 7185 (1677) год. Раздел « Верхоленского Братцкого острошку служилые люди» – РГАДА, ф. 214, оп. 1, д. 633, л. 42, об. -44 об.
  14. РГАДА, ф. 214, оп. 1, соответственно: д. 1034, , л. 28 об., 63; д. 1569, л. 111 об.; д. 633, , л. 44 об.; д. 767, л. 109 об.; д. 780, л. 17 об.
  15. Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1-е. Спб. 1775. Т. XX. с. 24
  16. ГАИО, ф.50, оп. 1, д. 12235, л. 2; И.В. Калинина. Православные храмы Иркутской епархии. XVII – нач. XX века
  17. ГАИО, ф. 32, оп. 13, д. 31, л. 3
  18. ГАИО, ф. 161, оп. 2, д. 234, лл. 4-4 об.
  19. ГАИО, ф. 32, оп. 6, д. 6, лл. 303-304
  20. ГАИО, ф. 161, оп. 2, д. 234, лл. 27-38
  21. ГАИО, ф. 25, оп. 9, д. 2081, карт. 957, лл. 7-12, 24,25
  22. ГАИО, ф 50, оп.1, д. 13978, лл., 11-13
  23. Коллектив авторов под рук. Пшеничниковой С.К. Тропою памяти. Из истории Усть-Кутского Края.-СПб., 2000.-ISBN 5-893-19011-4
  24. РГАДА, фонд. 1177 «Якутская приказная изба», опись 3, ед. хр. 1146, отписка служилого человека Семена Дежнева якутскому воеводе Ивану Павловичу Акинфову
  25. Марков С.Н. Подвиг Семена Дежнева, ОГИЗ ГЕОГРАФГИЗ, 1948
  26. РГАДА, ф.214, оп. 1, д. 228, л. 21 об.; Дополнения к актам историческим, т. 4, С. 16-27, док. № 7
  27. РГАДА, фонд 1177 «Якутская приказная изба»
  28. Шерстобоев. Илимская пашня
  29. Шерстобоев. Илимская пашня
  30. Шерстобоев. Илимская пашня
  31. Черепанов А.В. «Сибирская кровь»